September 4th, 2011

Метро

Воздушного перина


Два дня спица, точно раздавленный, размазанный и прижатый к подушке столбом невидимого атмосферного давления, когда внутренний кислород, медленно поднимаясь, так и не доходит до самого верха, до купола, до головы.
Вот и природа повторяет если не твои очертания, то твои самоощущения, образуясь в нечто ровное и предсказуемое, типа ландшафта книжного разворота с запахом старой бумаги или же слегка запылённого монитора с разводами, в который я и пишу этот текст.
Дохнул осенний хлад и, не останавливаясь, продолжает дышать как правильно постаревший сосед в кепке, смерть которого я пропустил, но в квартире которого осталась какая-то жизнь, со стороны равная его жизни; какие-то звуки.
В такие дни не надеваешь ничего, кроме исподнего, изумрудной калифорнийской майки на три размера больше, из-за чего она напоминает одновременно домашнюю хламиду и врачебный халат.
Голова не на месте, так как вокруг всё меняется как в самолёте, засобиравшемся на взлёт и внутренний джипиэс-навигатор просто не поспевает за сменой давления и перспективы (даже стюардессы садятся и складывают в такие минуты руки на острых коленках).
То, что холодно - это хорошо; и то, что день укорачивается; и что деревья внешне пока никак не меняются, продолжая тянуть по инерции свою пыльную летнюю линию.
Метро

"Бесполезные воспоминания" Гоцци


К длинному списку важных, но, как оказывается, не переведённых на русский язык текстов добавились и "Бесполезные воспоминания" Карла Гоцци.
Вообще, чем больше проникаешься ощущением сетевого всемогущества тем чаще попадаешь на бреши и лакуны в общекультурной арт-подготовке.
Постоянно утыкаешься в отсутствие того или другого, как, скажем, в случае с письмами госпожи Савиньи.
То, что переведено - сначала на русский, а затем и в цифру вопит на каждом виртуальном перекрёстке, однако же, если чего-то нет, то точно корова языком слизнула - молчок, забы на крючок, учи иностранный.
Эх, выучил бы, кабы уже не поздно, да и какой учить прикажете?