August 25th, 2011

Метро

До и вместо Потьмы




В три часа ночи на пустом перроне станции Вязовая возле здания вокзала стояла одинокая девушка с гитарой в руках и пела.

Отчего-то у нас все железнодорожные объявления идут через громкоговоритель?
Неужели наша страна так и не достигла поголовной грамотности, когда любые объявления можно спокойно прочесть на табло - как это обычно делается в самых разных европах: сколько ни путешествовал, нигде не слышал, не встречал столько надсады в ночном сорванном голосе.
Уважение чужой свободы начинается с акустической сдержанности: с воздуха мы защищены меньше всего.

(И тут следует рассказать, как в Чердачинске низко летают военные самолёты, на месте вырубленных деревьев шуруют трактора, а омоновцы из военной части напротив, вопреки всей логике, возвращаясь с дежурства, включают сирену, даже если сейчас ещё четыре утра)
Шестой океан должен быть таким же комфортным, как шестисотый мерседес, иначе...

Collapse )
Лимонов

Три картины Александра Веревкина




В августе замечательный самарский художник Александр Верёвкин, aka verv написал о своей выставке "Китайская стена", с которой любой желающий мог взять и унести любые понравившиеся ему картины.
Верёвкина я считаю лучшим [метафизическим] реалистом "абстракционистом" наших дней, поэтому горжусь сашиным подарком - благодаря выставке и сашиному великодушию я стал обладателем трёх прекрасных верёвкинских работ.
Меня от них прёт. За искусством Верёвкина я уже давно в ЖЖ наблюдаю, но в реале его картиночки выглядят ещё круче, ещё hand-made'нее...

Collapse )
Метро

В ней много доброго. Четверг


Московская природа-погода старается быть незаметной; бледное-бедное дитя подземелья, с подорванной иммунной системой, вялое и малокровное едва ли не во всех своих проявлениях, разве что, кроме лёгкого подчёркивания отрицательных (неправильных, нелюбезных) проявлений, типа духоты в безветренную жару или холодного, порывистого ветра в промозглый, непрозрачный день; точно все проявления окружающей среды оказываются не следствием ландшафтно-климатической карты, но техногенного дыхания метрополитена, пот которого проступает на росе по утру; полудохлой промышленности, выкрасившей клёны колдовским каким-то цветом; скученно живущих людей, сцепившихся друг с другом своими изгвазданными кармами, выдыхающими выцветший ситец отсутствующего столичного неба, болеющего хроническим недосыпанием и высыпанием на нёбе какой-то воспалённой сыпи.

Именно что чахоточная дева, осуждённая на медленное угасание, чьё тело, запелёнатое в оборки невозможно представить.
Вот правда - вы можете охватить мысленным взором территорию подушки, на которой раскинулись волосы столичных магистралей, мятую непросыхающую простынь с пролежнями водоёмов и парков (между прочим, самых здоровых участков ея кожного покрова) и ватное одеяло испарений, которым чахотошная плотно укрыта?
Я не могу; есть такие города, которые можно охватить единым лучом (Париж), одномоментно пребывающим в каждой точке городского пространства, но большинство мегаполисов разваливаются на мелкие части, точно переваренная рыба, чьё белое мясо отстало от хребта ещё в самом начале варки.