July 30th, 2011

Карлсон

Дневник читателя. Д. Барнс "Попугай Флобера"


На самом деле, это никакой не роман, но сборник эссе в битовском духе, посвящённый творчеству Флобера.
Ну, то есть, Андрей Георгиевич любит вышивать свои рассуждения на полях пушкинских текстов, а Барнс похожую процедуру проворчивает с текстами и биографией Флобера.
Причём, делает это в весьма необязательном режиме, риторически, когда аргумент можно развернуть в прямо противоположную сторону с точно такой же степенью убедительности.

Битов - это, конечно, в лучшем случае, чаще всего Барнса ловишь на отчётливо вайля-генисовских интонациях, позолоченный стиль которых мгновенно расползается и надоедает, стоит к нему присмотреться повнимательнее.
Вот и Барнс точно так же знает, что главное не литературоведческая фактурка, а какие-то точные наблюдения и умозаключения, которые полуавтоматически выскакивают в процессе письма, накапливаясь в щелях дискурса, точно остатки пищи между зубов после весьма сытной трапезы.
Это само письмо, писанина как процесс таким образом устроены, что волна, если её оседлать, сама выносит на берег свои сокровища.


Collapse )
Лимонов

Впервые и вновь


Озадаченный сегодня наладкой трансляции постов из ЖЖ в ЛЖР и обратно, я ставил какие-то галочки и посылал какие-то заявки, в результате чего по какой-то непонятной логике записи последних дней, которые делал здесь, покуда ЖЖ отлеживался в коме, сомкнулись с записями из июля и августа 2001 (!) года, когда я только-только начал вести свой блог.

Круг замкнулся. Надписи сошлись заподлицо, настолько без границ и складок, что если не смотреть на даты то отличить конец от начала, с его постоянными ритуальными обращениями к Лейбову, жалобами на тяжеловесную уральскую жару и рефлексией по поводу блогосферы, тогда существовавшей ещё в самом зачатке, практически невозможно.


Collapse )
Лимонов

Ничейный мир


Внешне не слишком приметный и не имеющий большого количества френдов (что неудивительно, ведь чем лучше ты делаешь своё дело тем меньшему количеству народа оно нужно), этот полуанонимный дневник в котором автор никогда не показывает себя и никогда не называет состоит, в основном из двух-трёх-максимум восьми секундных роликов (кажется, самый длинный из них продолжался 20 секунд и выглядел уже бесконечным), снятых на телефон.
В эти записи попадает недоформулированное ничто, промежуточные состояния и "обрезы плёнки", то, что обычно выбрасывается, при осмысленном монтаже, в корзину.

Collapse )
Лимонов

Томатное мороженое


Участникам ностальгического тренда, не так давно поразившихся существованию в советские времена томатного мороженого (оказывается кухня разных регионов Советского Союза отличалась деталями), могу сказать, что на центральных чердачинских улицах оно продолжает продаваться.
Хотя киоски теперь не такие, как раньше, когда торговали из хлипких, едва ли не картонных будок.
Теперь киоски постепенно превращаются едва ли не в замковые башни с окнами бойницами, а лотки покрывают пуленепробиваемым стеклом.
Гуляющие мимо этой торговой гонки вооружений люди, живущие в квартирах с тяжёлыми засовами или в домах за кирпичными заборами в два человеческих роста (а вокруг - трава не рости), ничего не замечают: слепая зона провинциального зрения, в конечном счёте, приобретает размеры катаракты.

Collapse )