July 16th, 2011

Лимонов

Дневник читателя. В. Аристов "Имена и лица в метро" (4)


По книге идёшь как по Музею Фотографии – большие белые поля страниц отштукатурены под выставочные помещения, на которые повешены снимки – где-то цветные, частью – чёрно-белые.
Сепия чередуется с даггеротипом, многократно увеличенный мгновенный полароидный (плавный, но загустевающий, молочной рекой с кисельными берегами) с мобилографической куриной слепотой микромира, поднесённого к самому носу.

«Где в песок вонзилась сгоревшая спичка»

Крупный план фиксирует отнюдь не любовную размолвку с бытиём, но беглое бегство с окалин к окраинам.
Потому-то снимки или стихотворения как «люди слюды» крайне осторожны.
Увидеть и выделить (поймать) свет – главная задача и отличие фотографического искусства, отличающегося от живописи точно так же, как поэзия отличается от прозы.

«…встретить идущий из камня свет | Свет, который пока не добыт | если он в заброшенном камне его надо найти…»

Collapse )
Паслен

Мои новые тексты в ЧасКоре

понедельник, 27 июня 2011 года, 09.00

Тимур Исмагилов: «Впечатление о Шостаковиче останется на всю жизнь»Тимур Исмагилов: «Впечатление о Шостаковиче останется на всю жизнь»

Современный композитор о творчестве своего главного предшественника

Шостакович «взял на себя несвойственную музыке функцию, а именно исконную функцию русской литературы». Начиная с Пятой симфонии целый ряд его произведений можно «читать» как обличительный документ сталинского времени. А можно и не читать. Подробнее




среда, 6 июля 2011 года, 11.38

Андрей Красулин: «Случайностей не бывает»Андрей Красулин: «Случайностей не бывает»

Художник-абстракционист о работе с мусором, японских монахах и русских иконах

Уборка мастерской — очень важный творческий процесс: она меняет точки зрения на всё, открывает их. Однажды я подметал мастерскую и понял, что то, что было мусором, превращается в гармонические ряды, в драгоценность. При каждом движении сами собой возникают новые построения. Подробнее




понедельник, 4 июля 2011 года, 09.41

Дмитрий Курляндский: «Такая академия необходима»Дмитрий Курляндский: «Такая академия необходима»

Современный композитор о музыкальной академии, созданной в Пермской области, и о своей новой опере про кровь

Про кровь. Про тайну крови как символа жизни и смерти одновременно. Носферату — воплощение нашего внутреннего страха смерти/крови. Он сидит в каждом из нас, или, как вариант, мы все — внутри него. Подробнее


Хельсинки

Нефасованные товары


Одним из самых манких и загадочных запахов моего детства был аромат овощного магазина.
Описать его невозможно, но была в нём зовущая острота зелёного и репчатого, помноженная на маринованную томность вечно зелёных томатов с крупными зёрнышками, с долями комьев земли, вечно застревавших на дерзких боках первородной морковки или свёклы.

В явочном виде запах этот обеспечивался большими фаянсовыми ванночками, чуть больше детских, предназначенных для омовения младенцев и гораздо меньшими чем те, в которых купались и стирались взрослые.
В ёмкостях этих, иногда закрытых кусками прозрачного оргстекла, а чаще всего в наглую – на открытом воздухе томились «соленья-коренья-варенья».
И, прежде всего, уже упомянутые тугие, точно пластиковые зелёные помидоры (или же красные, развалившиеся под руками с вечно лопнутой губой кожуры), мочёные яблоки, солёные (малосольные и/или маринованные) огурцы.
Ну, и, конечно же, квашенная капуста с ядрёной, мутной юшкой.

Другим заповедником нефасованных товаров, территорией упаковочной вольницы, волнующей не меньше иных вестернов, был молочный отдел гастронома.

Collapse )