June 5th, 2011

Паслен

История котлеты


Думая о том или ином событии или о каком-то человеке, я очень часто западаю на невидимые детали, которые, как правило (да почти всегда) опускаются, но которые, тем не менее, каким-то странным образом влияют на строй жизни.
Это сложно объяснить или сформулировать, попробую на примерах.
Скажем, слушая кавказскую симфонию Мясковского, написанную в эвакуации, я начинаю представлять картинки пышного приёма, который местные жители устроили московским интеллектуалам.
Как они готовили стол, на котором оказалось всё чем они гордятся и чем они привыкли почивать дорогих гостей - куски ароматного мяса, зажаренного на мангале, котлеты рубленного мяса, груда зелени, соусы, вина...
Московские гости сначала удивились и восхитились изобилию военного стола, затем приступили к трапезе и в этот момент точно забыли о продуктах, наполнивших изобильный стол, потерялись в привычных для себя разговорах о музыке, о войне, о Москве.
Продукты, наполнившие этот стол, словно бы перестали в этот момент существовать, но разбились на группы, доступные зренью тех или иных едоков, на отдельные свои составляющие, перекочёвывающие в желудки.
А ведь кто-то выращивал это мясо, какие-то дети выгуливали его и пасли, какие-то невидимые кавказские женщины собирали и мыли эти травы, от которых во время застолья ничего не осталось, прислуживали за столом, носили тарелки и чистую посуду, выносили блюда.
Куда все они пропали, исчезли, вслед за продуктами, напитавшими день и ночь Мясковского, позволив его организму не просто жить дальше, но и сочинять музыку, которую теперь, три четверти века спустя, я слушаю на своём музыкальном центре?

Collapse )