June 2nd, 2011

Лимонов

Двадцать третья (1941) симфония-сюита Мясковского

на темы песен и танцев народов Северного Кавказа для оркестра парного состава (три трубы)


Понятно, что низкий, зудящий звук, которым открывается полотно – панорама гор, на фоне которых (камера всё время падает вниз, конкретизируя изображение, переходя от широкого охвата к крупным планам) идёт неторопливая жизнь. И тут важно соотношение фона и солирующих инструментов, исполняющих роль танцующего, танцевального протагониста. Многослойного, сквозящего.
Невыразительный стиль Мясковского лучше всего подходит для описания протяжённостей – рек, эпических масштабов, воздушных коридоров, разноцветных лент всевозможных мыслей и чувств.
Музыка Мясковского и есть фон, окружающий слушателя, легко погружающегося в мягкую симфоническую мякоть, оказывающегося чем-то вроде начинки этого вечного хлеба, безостановочно ткущегося музыкальной шкатулкой.

Collapse )