May 30th, 2011

Лимонов

Двадцатая (1940) симфония Мясковского

для оркестра тройного состава, с посвящением Ю. А. Шапорину



Всё начинается как бы с полуслова, с полувзгляда, после чего музыкальные завитки, осложнённые внутренними противоречиями, начинают сыпаться и скатываться на слушателя, потихоньку отступая в сторону; открывая симфоническое дно, на котором тишь и благодать основной темы.
Воздушный бой; сшибка разнонаправленных воздушных масс, кислородное похмелье, минимум синонимов, мгновенное перемещение по горизонтали и по вертикали, позволяющее оживить панорамную съёмку, в которой меньше русского, чем раньше. Больше сугубо романтического.
Оптимизм схематизируется, графически подчёркивается медными, блестит на солнце, брызги духовых попадают за шиворот, проступают на лбу точно пот. Трудное, одышливое счастье соответствия эпохе.

Collapse )