May 13th, 2011

Лимонов

Пятнадцатая симфония Мясковского (1933 – 1934)

для оркестра тройного состава (без контрафагота)



Непрерывность нарратива, возникающая из сцеплений опусов, набегающих один на другой, возникающих, каждый раз, из недр предыдущего, превращает симфонический цикл Мясковского в роман с ключом, состоящий из многих глав, предыдущие составляющие которого нужно держать в голове.
Вот и начало Пятнадцатой, стремительно набегающее порывом ветра, коренится во внутренней борьбе Тринадцатой и Четырнадцатой, приводящей к сшибке.
Мясковского можно было бы назначить главным в русской музыке пейзажным живописцем (именно его, а не, скажем, Рахманинова или Глазунова), если бы не отчётливое: его музыкальные ландшафты – проявление внутреннего пейзажа, уподобление одного другому: человека природе, природы – историческому процессу, никогда не стоящему на месте, незаметно передвигающемуся по планете в стадии постоянного становления.
Вступительное Andante, прежде чем включить главную тему, долго разбегается, прежде чем взлететь, превратив плавные валики симфонических волн в узорчатую определённость, то затихающую, то, вновь, вскипающую, закипающую вокруг почти сольного трубного зова…

Вот и вторая (узорчато-ритуальная – мы всё ещё в дебютном Andante), после вступительной разминки, волна сходит на нет, уступая место конкретности и определённости рельефа музыкального дна, который силится стать чем-то симметричным, то есть, незыблемым, но точно так же, как и предыдущие волны, отступает не в силах завладеть всей сценой.
Эта постоянная переменчивость, невозможность заполнения и, тем более, удержания кажется одним из главных фактурных свойств симфонического нарратива Мясковского.
Стабильная мелодичность, не прерываемая и длящаяся, как в классических симфониях эпохи романтизма, более не выдерживает давления, внутреннего и, тем более, внешнего, порождая модернистские искривления и посверкивания на границах переходов, закручивающих интровертные (или экстравертные) спирали – то ли едва ощутимых сквозняков, то ли снеговой позёмки, наползая на зрителя.

Collapse )
Паслен

Мои новые тексты в ЧасКоре

среда, 27 апреля 2011 года, 09.00

Александр Иличевский: «Последнее, что сдаст позицию, — красота»Александр Иличевский: «Последнее, что сдаст позицию, — красота»

Известный прозаик комментирует свой новый роман «Математик»

Я не только верю в воскрешение мёртвых, но и считаю, что нет никакого смысла в цивилизации, если она не поставит перед собой цель победить смерть. Смерть — оплот нечистоты. Смерть — единственная сущность в мире, с которой нельзя смириться. Подробнее




четверг, 5 мая 2011 года, 09.00

После Пасхи кулаками не машутДмитрий Бавильский  После Пасхи кулаками не машут

Обзор культурных публикаций недели. Фильм Никиты Михалкова «Цитадель» в зеркале столичной прессы

Каждую неделю в серьёзных СМИ возникают и складываются те или иные сюжеты, особенно если происходит серьёзная премьера и все отделы культуры пишут об одном и том же. На этой неделе все писали о новом фильме главного «бесогона» планеты. Подробнее




среда, 11 мая 2011 года, 09.00

Шамшад Абдуллаев: «Ни да ни нет…»Дмитрий Бавильский  Шамшад Абдуллаев: «Ни да ни нет…»

«Литература online». Поэт и эссеист из Ферганы о восточной разновидности модернизма

В европейской словесности я нашёл линию, где не даются ни да ни нет. В остальных поэтиках встречаются обязательно и слишком густо да и нет — и в русофонной, и даже в суфийской с ее устойчивой и пусть скрытой чувственной символичностью и нарциссическим «я бог». Подробнее


  • Current Music
    Антон Батагов http://www.batagov.com/zvuki/PoP/breathing%20together_final%20sequence.mp3
  • Tags
Метро

Дама пик


Почему-то никто в ленте, не пишет, что сегодня пятница, тринадцатое; магнитная буря, а я, вместо того, чтобы пить аспирин, жду наладчика из Стрима.
Впрочем, жду я его уже второй день, проще дождаться тепла; итак, первая пятница после длинных выходных, сплошной промежуточный промежуток, зависающий во вненаходимости.
Всю ночь было открыто окно, выстудившее комнату до состояния замерзания воздуха, из-за чего кондиционер пришлось поставить на обогрев. Я сижу в синем халате, напротив телевизора с выключенным звуком и раз примерно пятнадцатый слушаю заставку Батагова в новостям телеканала "Культура", основанную на разработке и обработке Паганини, выжимая из звучания всё сконцентрированное в нём благородство.
Зачем мне включённый телевизор? Смотреть его, обеззвученным, порой, крайне полезно: визуальная информация самодостаточна и ничего уже не отвлекает от прямой антропологической информации.

Collapse )
  • Current Music
    http://www.batagov.com/zvuki/paganini24/paganini24.mp3
  • Tags
    ,