March 16th, 2011

Лимонов

"Быть никем" и Навальный


"Быть никем" (то есть, не проявлять никаких видимых публичных предпочтений и не влезать ни в какую яркую окраску) может себе позволить только или очень богатый человек (политик это человек?) или человек, обладающий безусловным административным ресурсом, встающим между ним (политиком) и избирателями.
Когда у тебя есть мощный фундамент, тебе доступно быть просто фигурой без каких бы то ни было ярко выраженных свойств; за тебя их нарисуют технологи.
Ну, или, напротив, не нарисуют, но сотрут, притушат, дабы ты отвечал всем граням ожиданий, от самых левых до самых правых, без перерыва на центр.

В конце 90-х мы выпускали ныне совершенно забытый журнал "Уральская парадигма", в котором я написал две статьи про Путина (было и такое), когда он ещё не избавился от приставки "исполняющий обязанности" и только-только набирал политический вес.
Впрочем, медийно-имиджевые стратегии его были очевидны уже тогда.
Тем более, что тогда же всё это совпало с массированным приходом переводов французских постструктуралистов, чьи концепты и описания легко ложились на постсоветскую действительность.
Оставалось лишь наложить одно на другое - например, симулякры Бодрийара и деконструкцию Деррида - на работу российских СМИ, с тех пор ставших ещё более постмодернистскими, окончательно превратившимися в фабрики по производству симулякров..
Сначала я проанализировал предвыборное письмо Путина, опубликованное тогда во всех "умных" газетах ("Письмо счастья" с точки зрения предвыборных технологий и здравого смысла"); затем проанализировал предвыборный образ теперь уже президента в эссе "Исполняющий обязанности", главная мысль которого (кто вы мистер Путин?) раскрывалась уже в эпиграфе, взятом из Целана ("Так славься же ты, Никто // Из любви к тебе // Тянемся тебе навстречу..."): для того, чтобы быть избранным всем Путину важно быть никем; чтобы всяк мог видеть в нём своё собственное отражение.

Collapse )
  • Current Music
    Шуман "Фантазия", Ашкенази
  • Tags
    ,
Метро

Пелевинщина в действии


Всё-таки, именно Пелевин, а не Сорокин был и остаётся главным русским писателем - наррация его и как бы отсутствующий, нейтральный стиль (то же самое "быть никем") отражают самый, может быть, важный тренд нашего времени - сращивание религиозно-технологических практик с медийными, постмодернистскими и симуляционными; от религий (когда неважно, православие или буддизм) берётся архитипическое мясо, а от нынешней эпохи - техногенная природа манипуляционности.
Навальный и то, что с ним происходит - всё это и есть чистой воды пелевинщина, угаданная писателем задолго до того, как всё это произошло в реале.
Пелевин легко сочетает буддизм с постмодерном потому, что в основе и того и другого - легко сдвигаемая, что дышло, в любую сторону, пустота. Ну, а Пелевину остаётся только раскрасить эти сдвиги в абсурд и клоунаду в собственные цвета, дать им объём, форму. Хотя, повторюсь, главное тут не конкретный нарратив, но менее конкретная и ощутимая интенция.

Collapse )
  • Current Music
    Шуман "Симфонические этюды", Ашкенази
  • Tags