February 28th, 2011

Хельсинки

Новый Аристотель


Думая над теорией фотографии, над всеми этими пунктумами и стадиумами, понимаешь, что важнейшее свойство искусство (быть не тем, что жизнь) начинается с рамы - некоего, порой, условного ограничения пространства и выделения внутри него символически насыщенной территории.
Причём, это касается не только книг и фильмов, инсталляций или выставочных залов, концертов и театральных помещений, но всего, что отделяется невидимым утолщением - вот как в случае с телевизором или тем, что ты назначаешь носителем искусства. Сам назначаешь, например, идя по улице.

Вот смотри, фотография берёт кусок сырой реальности, вырывает его из реальности, переносит на плоскость. Отныне, всё то, что внутри наделено смыслом. Искусство, видимо, и есть наделение смыслом всего того, что окружает; проявление непроявленного.
Мы же не зря фотографию не только рассматриваем, но и читаем: значит, изображение, раньше лишённое какого бы то ни было на-значения и существующее само по себе, начинает говорить, ну, или излучать смысл; зрителю как бы становится понятно что имел ввиду фиксатор выхватывая именно этот (а не другой, какой-то иной) кусок реальности.
Обрамливал, значит, наделял смыслом, значит, вкладывал в эти черты некое послание (звучание) - презумпция неслучайности действия продолжает действовать, заставляя искать подспудную логику овеществления на отдельной площадке снимка.

Collapse )
Лимонов

Мёрзну


Накануне весны (всю вторую половину февраля?) холод установился не смертельный, но навязчивый. Привязчивый. Противный существу - всё-таки, за последние годы привык к другой кривой постепенного спадания (нарастания) градуса.
Жить, конечно, можно (так ты и живёшь, делая всё, как обычно), но выстуженность сопровождает тебя постоянно, заставляя перепрыгивать через себя, дополнительно разделяя предметы, органы организма, органы чувств.
Слежалые сугробы и снежные поверхности, вокруг домов, чадят невидимым хладом, окутывая город плавными сквозняками, из-за чего холод действует точно скрытая депрессия - шлейфом, тянется за тобой, становясь главным подспудным содержанием дней (что бы ты не делал), действуют как болезнь, которая накинулась и давит.

Collapse )
  • Current Music
    Моцарт, симфонии, Эрих Лейнсдорф
  • Tags
    ,