November 2nd, 2010

Лимонов

Моне (240)


Громоздкая опера к концу идёт, пространство сужается, жизни всё меньше - так сливочное масло выгорает, быстрее, чем оливковое и проч

Collapse )
Хельсинки

"Валькирия" Вагнера. Кент Ногано, РНО, ЗЧ


Настраивался на четырёхчасовую оперу как на поход или командировку, сумку собирал тщательнее обыкновенного; взял воду, запасся орехами. Почти не понадобилось; монументальная громада прошмыгнула, мелькнув двумя антрактами; сил осталось немерено. Всё-таки, настрой на долготерпение, на долгоиграющую пластинку, много значит.
Как и "образ композитора", воспринимаемый как данность. Нынешнее концертное исполнение "Валькирии" отталкивалось от классических портретов Вагнера больше, чем от партитуры - исполняли так, как это принято, когда композитор перестаёт быть медиумом, но превращается в бренд, и ты не думаешь о желчном, амбициозном старике, но уносишься в сложносочинённый мир сказук, едва ли не анонимный и лишённый авторства.
Когда ты не общаешься, посредством музыки, с какой-то персоной, отдельно взятой личностью, но уходишь в пересказ.
Между прочим, с Вагнером у меня уже второй раз так: собирались лодыри на урок, попали лодыри - на каток.

Collapse )