October 4th, 2010

Лимонов

Гаронна жёлтой воды


В Бордо вчера было + 28 и свежо; сегодня + 24, весь день парило, к вечеру пошёл дождик. Мы как раз возвращались с Элиной из роскошной поездки в Блай, находящийся в постянно расширяющемся устье Жиронды, имеющем вид и масштабы Волги, не меньше.
Правда, Волга - жемчужно-серая с голубым отливом, а Гаронна, на которой стоит Бордо, как и Жиронда в Блае, мутно-желтоватая; окрашенная глиной; в такой воде не купаются (ездят на океан), такой водой рисуют картины - и две из них мы сегодня видели с Музее современного искусства.
Юрка утром улетел в Будапешт, так что мы второй день разъезжаем и Элиной и очень много говорим; зато вчера, перед отъездом, когда Элька уже спала, за полночь, пошли с Юрой на прогулку по ночному Бордо. Так нам захотелось, "дойти до пизды".
Это там такая вывеска есть, ставшая достопримечательностью для местных русскоговорящих. Со знакомым русским словом: "pizda f. you".
Дошли до центра.

Collapse )
Лимонов

Крепость, которая никогда не воевала


Гаронны нам оказалось мало и мы с Элиной поехали посмотреть на разлив Жиронды, которая разливается едва ли не бескрайне возле небольшого городка Блай, приятного тем, что в нём находится крепость, построенная Себастианом Вобланом, военным архитектором Людовика Четырнадцатого.
Обычный небольшой городок, в километрах сорока от Бордо, на окраине которого высится каменное сооружение, вмещающее верхний город с остатками средневекового замка.
Всё, как положено: стены её и сторожевые башни выложены мощными камнями, крепость окружена двумя рядами глубоких рвов, через которые ведёт мощный мост; внутри стоят каменные будки для часовых, приземистые казармы с бойницами, системы внутренних и внешних переходов.
Ну и открывается вид на воду, которой здесь столько же, сколько и неба, синего, грозового. Хотя вода внизу, как я уже писал, мутно-рыжеватого оттенка; совершенно непрозрачная, смуглая вода.
И дивные панорамные виды - с одной стороны на город, окружённый полями и виноградниками садами да лесами, с другой - разлив, расширяющийся к Атлантическому океану; ну, да, и небо, совершенно иного оттенка, нежели постоянно бурный поток.
Потоки, петляющие среди островов.

Но и это не главное, мы приехали сюда (причем главный сюрприз Элина хранит до последнего) ради развалин второго (первым по известности идёт Гильем Аквитанский) провансальского трубадура Джауфре Рюделя, чья любовь послужила основой для пьесы Э. Ростана "Принцесса Грёза".
В Википедии можно найти изложение этого душещипательного сюжета для того, чтобы лучше понять историю, приключившуюся с Сеньором Блайи, скажу лишь, что замок, в котором он реально жил, прежде чем отправиться во Второй Крестовый Поход, роскошное сооружение Х века (стенд с реконструкцией стоит тут же) просуществовал до XVIII века и был разрушен при строительстве, затеянном Вобланом, чего ему Элина простить уже не может.
Воблану, разумеется, а не замку. Хотя и с замка спросить тоже хочется.
Очень специальное место, место силы, которого я не нашёл в прославленном Сент-Эмильоне.
Вот уж точно - не знаешь, где найдёшь, где потеряешь; самые сильные впечатления случаются когда их совсем не ждёшь.

Collapse )
Лимонов

Андрей Капеллан "Правила любви"


1. Супружество не есть причина к отказу в любви.
2. Кто не ревнует, тот и не любит.
3. Двойною любовью никто обязан быть не может.
4. Любовь, как то всем ведомо, всегда либо прибывает, либо убывает.
5. Что берёт любовник против воли солюбовника, в том вкусу нет.
6. Мужской пол к любви не вхож до полной зрелости.
7. О скончавшемся любовнике пережившему любовнику памятовать двумя годами вдовства.
8. Без довольных оснований никто лишён любви быть не должен.
9. Любить может лишь тот, кем движет любовное влечение.
10. Всегда любовь далека обителей корысти.

Collapse )
Лимонов

Винные подвалы и катакомбы


Одного поэта нам с Элиной не хватило, накануне мы были в Сент-Эмильоне, начинающемся с виноградников древнеримского поэта Авсония. Город с них, сбегающих по плавным холмам и начинается.
Когда ты попадаешь в этот район, к которому приписан Сент-Эмильон, количество виноградников резко возрастает: понятно почему - это же один из самых известных в мире винодельческих краёв. Здесь, на самых дорогих и самых ухоженных делянках, взращивают сырьё для элитных, дороже уже, кажется, некуда, вин.
Сначала мы долго ехали по главной трассе, после свернули на боковую дорогу, заходящую к городу будто бы с тыла; здесь и выращивали виноград для Авсония, который не только стихи в переводе Брюсова писал.


Collapse )