June 23rd, 2010

Лимонов

Живая Пермь. Лебединое озеро


Любой новый город становится немного "своим" только к самому отъезду. Вот ты приезжаешь, начиная внутренним навигатором настраивать пересечение внутреннего пространства с внешним.

Пермь стекает к воде, с другой стороны, она вытянута вдоль реки, возможны и параллельные передвижения (вот как у меня в эти дни), возможны и перпендикуляры (как в прошлые мои приезды). Просто чем больше ходишь, тем сильнее нарушаешь линейность геометрии и географии; обустроившись, начинаешь экономить силы, сворачивая раньше, нежели раньше; подрезая углы.
Ведь пафос - в умении экономить усилия, в обустраивании своих маршрутов, которые, в конечном счёте, сплетаются в кокон, способный укрыть тебя, защитить от чужака.
Это важно, ведь приезжаешь ты настороженный, закрытый, так как любое обстоятельство способно вывести тебя из шаткого равновесия.
Но когда привыкаешь находиться тут немного открываешься; тем более нельзя же всё время находится в напряжении. Никто не выдержит.
Центр Перми застыл в полистилистическом разнобое, ни одна линия не выдержана - купеческие насупленные особняки чередуются с вкраплениями модерна и конструктивизма, фасадами, искорёженными вывесками, зелёными провалами, вставленными искусственными зубьями новостроек, нарушающих милую, мирную двух-трёх-этажность, соразмерную человекам.

Эти пространства зияют гнилью заваленных бараков с пустыми глазницами, разомкнутых в густую летнюю зелень, с видами направо и налево, когда возникают новые дивные дивы - виды углубившихся в сон улиц, маленьких переулочков, тяжеловесных троллейбусов.
Ну и конторы, конторы, ну и магазины. Хотя люди важнее: несколько встреч и вот ты чувствуешь себя внутри Санта-Барбары - в том смысле, что начинаешь проникаться местными обстоятельствами; в том смысле, что у тебя возникают знакомцы, каждый из которых вытягивает тебя на территорию собственных маршрутов.
Тем более, что жара, тем более, что зной и если ветра нет, то идти никуда не хочется. Но ты идёшь, ноги так же важны, как и глаза; на третий день этот город размят, точно балетная партия; когда твоя собственная партия гудит в ногах.
Кстати, о балете.

Collapse )
Лимонов

Занавешенные картинки


Маленький пермский мальчик играет в парке в милицонера и не пускает свою сестру с игрушечной коляской: с маленькими детьми так быстро нельзя ездить, а потом бежит за одобрением к маме, громко рассказывая
- Мама, мама, я - милиционер!
- Нашёл чем гордиться! - Отвечает мама.

Collapse )