December 20th, 2009

Лимонов

Жванецкий

Жванецкий празднует юбилей в Зале Чайковского. Видимо, в записи, так как ещё про Майкла Джексона шутят. Шутят и выступают в жанре "как здорово, что все мы здесь сегодня собрались". "Интеллигенция поёт блатные песни..." Сытые, самодовольные, лоснятся. Один раз показали скрюченного инсультами Вознесенского, ему уже давно не смешно, но тоже ведь смеётся. Чаще показывают Окулова. Видимо, потому что в записи, ещё до снятия. Борисовна придаёт статус. Присные и пресные медийные лица - кто во что горазд, во веки веков. Соревнуются, кто не смешнее, Хазанов или Захаров? Поднимите им веки. Жанр задушевности утрачен, как и харизматическая интеллигенция, но другого просто не знают. Или проще по накатанной. Параллельно поздравлениям выступает юбиляр. Выступает совершенно не смешно. Или у меня с чувством юмора что-то? Или это юмор такой, ситуативный, как в "Кривом зеркале": при записи не передаётся, воздействует только при непосредственном контакте, когда ты сам находишься внутри ситуации. Но ведь и внутри, кажется, тоже совершенно не смешно.

Collapse )
Лимонов

Третий струнный квартет Сергея Невского

Невский написал одночастную, в тринадцать минут, композицию, которая полемизирует с привычным обликом струнного квартета, который, вроде бы как, должен вскипать некоей имманентностью, сплетясь в плетень законченного высказывания. Стремительно рисуемой картины. Точнее, гравюры. Офорта, дактилоскопии которого складываются в узор, имеющий сюжет.
У Невского же здесь несколько иначе: картинка начинает исчезать ещё до того, как начинает проклёвываться; это не мысль, настойчивой мушкой вьющаяся где-то внутри черепной коробки имманентности, но предощущение мысли, проступающей яркими пятнами и сочными мазками, точно заглядывающую в ночное окно и тут же исчезающей, растворяющейся - или в тотальном чёрном или в тотальном, белее белого, белом.
Жанр квартета оттого и важен, что в нём любая пуля оставляет трассирующий след, подсвеченная и на просвет; музыковед вам скажет о "размышлении", ведомом автором и заводящем автора в какое-то иное место. Невский в Третьем струнном тоже куда-то продвигается, но, одновременно, остаётся на том же самом месте, где и сидел.
Меняется не он, но мир вокруг и окно превращается в зеркало.

Collapse )
Лимонов

29-ый выпуск моего "Художественного дневника" в "Новом мире"

Посвящён Третьей Международной Московской биеннале современного искусства. Мой дневник в "НМ" начинался полтора года назад с двух эссе, описывающих основные выпуски Второй Московской биеннале, теперь же главные выставки фестиваля уместились в одном тексте:

http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2009/12/ba19.html

Collapse )