October 10th, 2009

Лимонов

"L'arbore di Diana" Висенте Мартин-и-Солера в театре Liceu

Станция метро, напротив парадного входа с фонарями, так и называется - Liceu. Роскошный театр этот, в золоте и бархате, горел в 1994, после чего его достроили парой этажей вниз (на самом дне роскошный книжный и эффектный модерновый буфет с балконами, на которых можно стоять и разглядывать публику), то есть, получается, что станция метро и театр являются соседями или же единым целым. Поезда слышно даже во время действия наверху, они шумят регулярно и равномерно; так, что кажется, это амфитеатр дышит. В ложе, где я сидел, шесть мест и предбанник для верхней одежды с зеркалами.

129.77 КБ

Вход в театр - через турникеты, считывающие штрих-код на билете (точно так же ты попадаешь и в ложу), вся работа капельдинеров, разряженных в бордовую униформу - взять у тебя билет и засунуть его в щель, вытащив с другой стороны. Зал полный, публика в вечерних платьях и костюмах (местные) и туристы в майках и, в том числе, с рюкзаками. У каждого кресла прикручен экранчик с каталонскими, испанскими и английскими титрами.
Слушают дисциплинировано; мобильник звонил только один раз и зал в едином порыве зашикал негодяя. Акустика феноменальная - слышно каждое пропетое слово, каждый инструмент в оркестре.

Collapse )
Лимонов

Саграда Фамилиа. Внутри

89.19 КБ

Мы ведь не знаем, как строились готические соборы, последний, кажется, Кёльнский, был закончен в позапрошлом ещё веке и особой энергетикой не обладает. А тут - можно сказать, реликт, кости мамонта, которые производятся на твоих глазах; причём и мамонт аутентичный и кости настоящие. Великая стройка, превращённая в артефакт. В машину времени.
Менее понятен статус: строится на пожертвования, был освящён, мессы в часовне идут "по расписанию". На одной из стен фасада висит доска о выступлении здесь Папы Иоанна Павла, а в закуточке ему даже памятник белого камня поставлен.
Однако же, огромный музей строительства (с макетами и эскизами, реконструкцией объектов и фрагментами декора, похожими на плоды археологических раскопок), большие магазины со своими (!) витринами, противоречащими по стилю духу и букве перевоисточника, являющиеся частью Храма, сама экскурсионная программа с двумя лифтами и очередями к ним, никакого отношения к отправлению религиозных надобностей не имеют.
Допустим, со временем стройка, превращающая Храм в перманентный перформенс, в рынок и в архитектурный театр, уйдёт, но все прочие секулярные функции объекта, который уже давно и по полной эксплуатируют как главный туристический аттракцион города, как функционал типа "Колеса обозрения", с ними как быть? Ведь понятно, что посеешь привычку - пожнёшь судьбу и "Саграде" будет крайне сложно стать необычной, но, таки, действующей Церковью.
Обещают достроить к 2030 году, пока готовы два неглавных портала, главный существует пока бетонными заливками колонн. Окружают "Саграду", занимающую целый квартал, обычные жилые кварталы, предки жителей которых, при заселении, подписывали бумаги о том, что когда стройке понадобятся новые территории, дома эти будут снесены. И, в самом деле, места для расширения СФ почти не осталось. Впритык. Напоминая этим расположение "Триумф-Палаца" на Соколе, загнанного, нос к носу, с другими жилыми домами, ни разлёта, ни простора.
А ведь по проекту Гауди окружать СФ должны четыре парка. Пока есть один. В нём пруд и детская площадка за прудом.

Collapse )
Лимонов

Мой новый текст в ЧасКоре

пятница, 9 октября 2009 года, 09.33

Владимир Раннев: «Искать в музыке отзывчивость…»

Питерский композитор-авангардист о разнице между музыкальной жизнью Питера и Москвы

Композитор Владимир Раннев рассказывает о разнице между Москвой и Питером. И о том, как «молодые» сочинители серьёзной музыки обустраивают своё профессиональное и творческое пространство. Подробнее



Вторая часть беседы с замечательным композитором и прекрасным человеком Владимиром Ранневым. Первую часть можно прочитать тут:

воскресенье, 27 сентября 2009 года, 10.00

Владимир Раннев: «Музыка ни к кому не апеллирует, она вообще способна обходиться без слушателя»

Композитор, родившийся в Москве, но предпочитающий жить в Петербурге, сочинил оперу об уязвимости человека

Композитор, родившийся в Москве, но предпочитающий жить в Петербурге, рассказывает о своей опере «Синяя Борода. Материалы дела», метаморфозах оперного жанра и объясняет, что происходит с красотой в современной музыке. Подробнее