September 20th, 2009

Лимонов

Мой новый текст в ЧасКоре

Продолжая цикл "Живая музыка", в рамках которого выходят беседы с современными композиторами.
воскресенье, 20 сентября 2009 года, 09.01

Антон Светличный: «Расстояние — это фильтр»

Ростовский композитор о том, как ему живётся в провинции

Что такое современный серьёзный композитор? Что волнует нынешних авангардистов и почему теперь стало возможным писать сложную музыку, не выезжая из Ростова? Подробнее


Лимонов

Альберт, Скерсис, Филиппов "Show and tell. Художник и его модель". Stella Art Foundation

Мы приехали в выставочный зал на Мытной под дождём, долго шли от метро по Шаболовке, разговаривали. Когда пришли к галерее, она оказалась закрытой.
Зарешетчатая дверь на замке (между прочим, часть экспозиции: на ней ведь характерной готической вязью выведено по-немецки: "каждому своё произведение искусства"), подёргали, позвонили, заперто.
В одной витрине бывшего магазина лежали игрушечные зайцы и разноцветные гробы Альберта, в другой крутилось видео. Посмотрели, типа. Ну, что ж, несолоно хлебавши пошли было к Тульской, как дверь приоткрылась, высунулся стриженный охранник. Оказалось, что выставку посмотреть можно.
В зале было темно, вежливый охранник включил свет, запустил саундтрек и видео на одной из (левой) стен, на правой висела картина, главное было посредине - мелкий бассейн Андрея Филиппова с плавающими на зелёных палитрах газовыми горелками, которые, одну за другой, сторож и начал поджигать. Засветились призрачные синие цветочки, привычные, скорее, на кухне.
На одном берегу бассейна в ряд, стоят четыре деревянных сооружения Виктора Скерсиса - то ли кабинеты задумчивости, то ли переодевалки при купальне, то ли место для исповеди.
Эти вышки оказываются на выставке самыми заметными объектами, а вот надписи не стенах, сделанные Юрием Альбертом и выполняющие роль картин, расположенных на зелёном фоне - заметны меньше.
На видео танцует одышливый мужик с сигаретой, на комиксообразной картине в стороны разлетаются части тела. Я прошёл по мостку, перекинутому через бассейн, увидел в воде очки, ага, ну понятно, Клод Моне, который в период увлечения "Кувшинками" терял зрение, из-за чего панно его становились всё более абстрактными и кричащими.
Делать здесь было больше нечего, всё уже совершилось.

К Моне отсылают и горелки, которыми Скерсис украсил водную гладь: де, какая разница каким из условных изображений природы любоваться - живописно-условным, как у классика импрессионизма или же концептуально-сухим, как у современного авангардиста.
Авангардной здесь оказывается принципиальная бескорыстность творения - такую инсталляцию не продашь, на ней не сделать особых денег.
Это же как смаковать дым или пар, красиво, но рукой не дотянешься и не потрогаешь: концептуализм же работает с несуществующими явлениями - с тем, что возникает в голове, когда в ней сталкиваются самые разные интенции и впечатления.
Собственно этому столкновению выставка и посвящена.

Collapse )