July 14th, 2009

Лимонов

Том первый

Три части, странно между собой связанные: описательный пудинг, в котором вязнешь как в том самом знаменитом синтаксисе, плаваешь, пока не вынырнешь на остров, состоящий из сюжетных хитроспелений. Собственно, чтение и есть переход от одного ассиметричного острова к другому; комочками в манной каше, различными агрегатными состояниями.

Первая часть - история прогулок в одну и в другую сторону как метафоры, опять же, разных, агрегатных состояний, диониссийского и аполлинического начал; протоцентр, из которого вырастают все пост развивающиеся темы и лейтмотивы. Всего по чуть-чуть - и чувствительности, роковой и обморочной; детства, размоченного в липовом цвете; кланчика Вюрдеренов и пчелиного кружения вокруг снобов и снобизма; высшее общество в лице Германтов, но, главное, разумеется, детство, боярышник, пирожное, мама, Франсуаза и тётушка Леония. Вполне малеровский кусок, безостановочный, бесконечный, хотя и постоянно меняющий направление, оптику, состав воздуха, питья, но, главное, запахов.

Вторая часть - сверхплотное рондо или скерццо, выдержанное в едином, задыхающемся ритме: одна, отдельно взятая история любви - на фоне семейства Вюрдеренов и их окружения; слоистая геодезическая природа чувств, диалектика возникновения и угасания, кружева обстоятельств, наиболее чёткие, точные и распространённые формулировки, растекающиеся глазурным панцирем по тексту; собственно, первоистоник бартовского "Отрывков из речи влюблённого", один из самых важных, в истории мировой литературы, концентрированных отрывков-разделов, похожий на психологический практикум или психоложеский катахезис, которым, помню, упивался, в первый-то раз, не меньше, чем автор-персонаж...

Третья часть, подводящая итоги гегелевской триаде, как синтез. Пробежка беглой гаммой по всем важным символическим узлам и, в первую очередь, возвращение в детское сознание, к родителям и Франсаузе, появление и закрепление Жильберты, игры с которой на Елисейских полях, выльются или вольются в начало второго тома.

Collapse )
Лимонов

Закономерности суггестии

Да-да, я знаю, конечно, что лучше всего читаются именно короткие постинги; странным образом, длинные тексты работают хуже - я имею ввиду объём и передачу смыслов и жизненных центров, всего того, что составляет твое существо, существо твоего существования и то, что обычно ускользает при ведении дневника...

Collapse )
Лимонов

Берма

"...по тому, что я ещё цельнее, чем Берма, воспринимал с этой минуты зал, публику, актёров, пьесу и моё собственное тело как акустическую среду, ценность которой зависит лишь от того, насколько она благоприятна для переливов её голоса, я понял, что две актрисы, которыми я только что восхищался, совсем не похожи на ту, ради кого я сюда пришёл. И в тот же миг я перестал наслаждаться; как ни напрягал я зрение, слух, разум, чтобы не пропустить малейшего повода для восторга перед игрой Берма, поводов я не находил. У её партнёрш я улавливал обдуманные интонации, подмечал красивые движения, а у неё - нет. Впечатление от её игры было не более сильное, чем сама Федра, - мне казалось, что талант Берма решительно ничего не прибавлял. Я пытался составить себе более ясное представление об её игре, определить, что же в ней хорошего, и потому мне хотелось, чтобы каждая интонация артистки звучала как можно дольше, чтобы каждое выражение её лица застывало на какое-то время; во всякрм случае, я старался употребить всю гибкость ума на то, чтобы заставить моё внимание перескочить через стих, разместить его со всеми удобствами и держать наготове, не растрачивать попусту ни единого мига из того времени, в течение которого звучит слово, длится жест и благодаря напряжению внимания проникнуть в них так же глубоко, как если бы мне на это было отпущено несколько часов. Но до чего же кратки были эти миги! Моё ухо не успевало воспринять один звук, как его уже сменял другой. В сцене, где Брема стоит неподвижно, держа руку на уровне головы, искусственно освещённой зеленоватым светом, перед декорацией, изображающей море, зал загремел рукоплесканиями, но актриса уже перешла на другое место, и картина, которую мне хотелось осмыслить, исчезла..."

Collapse )
Лимонов

Бергот

"Бергот, по-моему, флейтист; впрочем, надо отдать ему справедливость, играет он приятно, хотя слишком манерно, жеманно. Вот и все его достоинства, а это не так уж много. Его творчество не мускулисто, в его произведениях нет, если можно так выразиться, костяка. В них нет, - или почти нет, - действия, а главное, совсем нет размаха. Фундамент его книг непрочем, - вернее они лишены фундамента. Согласитесь, что в наше время, когда жизнь становится всё сложнее и у нас почти не остаётся времени для чтения, когда карта Европы подверглась решительной перекройке[...], с минуты на минуту нас могут захлестнуть две волны варварства - извне и изнутри. Я сознаю, что изрыгаю хулу на священную школу, которую эти господа именуют Искусством для искусства, но в наши дни есть задачи поважнее, чем музыкальный принцип расположения слов. Я не спорю: в слоге Бергота есть что-то пленительное, но в общем всё это вычурно, очень мелко и очень вяло...[...]"

Collapse )