June 19th, 2009

Лимонов

Д. Курляндский "Прерванная память" (2005), фортепианное трио

Вот этот важный для Курляндского свистящий, зудящий, словно бы прорезающий воздух, звук, с него, собственно всё и начинается. Дальше пауза и словно - словно бы комар над ухом. И снова тишина, после которой тон зуммера повышается; слышна особенная тесная телесность касания смычка, сверлящего пространство возле струны, завихрения воздуха, дребезжание заведенной струны, натянутой на; снова пауза, снова надрезы, всё увеличивающиеся и всё более и более протяжённые, накапливающиеся и становящиеся, из-за этого, особенно техногенными; точно поезд тормозит, останавливается, скользит металлом по металлу; точно сразу несколько поездов на железнодорожном разъезде вспахивают ассиметрию пространства - в том числе и облачной какой-то тишины.
Да-нет, это лодка скрипит так вёслами, уключины, никем и ничем не смазанные, лодка, оставляющая след на воде, вытягивающаяся судорогами в теле своим стремлением к берегу, спрятавшемуся в предутреннем тумане; тут обязательно нужно отметить гамму, тёмно-синюю и непрозрачную, хотя и с оттенками, словно бы скопированными с мозаик, неважно откуда, византийских или же метростроевских. Да, нет же, нет, это не лодка, лебёдка скрипит, вниз, куда-то, во тьму, в шахту движется, посверкивая сталью на свету, бесцветная, впрочем, безвкусная, если на вкус, зато такая тугая, значит, тугая...

Collapse )
Лимонов

Д. Курляндский "Четыре положения одного и того же (2005)"

Четыре положения одного и того же (2005) для голоса и ансамбля на текст, с помощью генератора случайных слов

В патогенезе здесь - "История солдата" Стравинского, с вниманием к ритму, идущему от внимания к разбивке на слоги; экстремальное, захлёбывающееся говорение, которое даже в страшном сне нельзя назвать пением, точнее, только в страшном сне и можно назвать все эти хрипы и отхаркивания, аранжированные кроткими-короткими запятыми труб да смычковыми многоточиями, пенной основой, каркасом, на который, собственно, всё и нанизывается...
...так же неожиданно прерывается, как и началось; отмолчавшись, сглотнув слюну, за-такт-продолжилось, но, исчерпав очередной участок, оборвалось, словно бы нарезанное на равные участки, кладбище слов, бурелом звуков, застывающих в горле, царапающих носоглотку, из-за чего мнится, что тишина - это белое и это рама или же скобки, внутри которых поселена графичная, чёрно-белая картинка, состоящая из отдельных штрихов или же металлических опилок, что никак не желают сложиться в картинку, в обряд или же в ритуал.

Ну, а потом всё закончилось, после очередной белой зоны; только воздух, словно бы выпускаемый из шарика, ну или чайник, выкипаемый напрочь, всё никак не может стихнуть, пока окончательно не сникает...
Collapse )
  • Current Music
    Четыре положения одного и того же (2005) для голоса и ансамбля на текст, с помощью генератора случай
  • Tags
    ,
Лимонов

Д. Курляндский "Жизнь и смерть Ивана Ильича" (2005) для 16 инсполнителей

Смерть крадётся к нам по дымоходу, смерть царапает окна иглой; смерть принимает самые разные звуковые обличия: домашних птиц, разговоров на улице, ветра и шума, доносящегося из-за окна. Кинематографическая, по насыщенности и объёму, звуковая картинка, формирующая ощущение солнечного летнего дня, всеобщей активности, сквозь которую, преодолевая, просачиваются лучи уничтоженности, уничтожения.
Звуковые картины наслаиваются друг на дружку точно мастерски разыгранные актёрские этюды, запечатлённые на киноплёнку, чёрно-белую, а то и цветную, сквозь которую, обугливая и запечатлевая, пронизывая и застревая, проникают потусторонние движения.
Самая, между прочим, нарративно очевидная пьеса Курляндского, состоящая из оптимистического анатомического театра, умолкающего где-то на средине, накрывающего летний мир точно тучей с грозой, когда эти незримые, вроде бы, лучи небытия, становятся особенно очевидными. Овеществляются и материализуются.
Так снимал свои ранние фильмы Сокуров – именно у него из хаоса противостояния и резких, словно бы сваренных сваркой, монтажных стыков, неожиданно рождалось ощущение прорыва, но не плёнки, а воспринимающей мир машинки, проваливающейся сквозь порванные обои куда-то вовне.

Collapse )