November 7th, 2008

Лимонов

"Голем" (3) Бориса Юхананова в "Школе драматического искусства"


Третья часть вообще не содержит текста пьесы Лейвика, за исключением, может быть, финальной мизансцены, куполом накрывающей действие этого вечера. Она изображает исход евреев из Египта, когда студийцы, взявшись за руки, уходят под собственное пение, в дальний, невидимый закуток. Нынешнее представление: "обсуждение" двух первых вечеров "Голема", кипящее среди "зрителей", набранных из числа студийцев. "Голем" совершает перпендикулярный разворот - обсуждение объясняет принципы сценического действия, по сути, являясь лекцией-диалогом о современном искусстве, развёрнутым на три часа манифестом "лабораТОРИИ" и её руководителя. Его смотрят 15 человек, среди которых не так уж и много тех, кто видел начало.

Действие начинает "режиссер". Все студийцы сидят фронтально перед зрителями на стульях, выстроенных в один ряд. Идёт обсуждение третьей картины "Голема", показанной накануне.

- Я могу говорить? Или мне переводить? (Лена-переводчица, как самая активная. Цитируя пролог "Зеркало" Тарковского)
- Ты можешь говорить. А Андрей тогда будет тебя переводить. ("режиссёр")

Обсуждение сыгранного: был ли утрачен контроль над управлением спектаклем. Выносится вердикт6 "Даже там, где люди играли неосознанно, общего управления утрачено не было..."
Один из студийцев объясняет своё ощущение, мол, вчера (первая часть) "Голем" звучал как "Чайка", а затем (вторая часть) - как "Гамлет", "вчера всё было хорошо, а сегодня плохо..."

Слова студицев (как и всего дальнейшего "зрительского" обсуждения) являются тотальным вскрытием приёма. Воспринимать ли это как разочарование перед понятностью происходящего для зрителей?

"Мы вдруг обнаруживаем, что играем искусственный текст... Это связано с основной метафорой движения евреев по пустыне... С метафорой, глубоко укоренённой в наррации исходного текста, ведь что происходило, когда евреи исходили из Египта?..."
Collapse )
  • Current Music
    Прокофьев "Любовь к трем апельсинам"
  • Tags
    ,