September 19th, 2008

Хельсинки

"Альтернативная история искусств" Ильи и Эмилии Кабаковых в ЦСК "Гараж"


Вежливые охранники говорят тебе, что вход с тыльной стороны.

Отреставрированный фасад Бахметьевского автобусного парка парадной бело-красной колоннадой повернут к улице Образцова, "стороной въездов", однако зрители попадают на вернисаж с чёрного хода, который неожиданно оказывается парадным, "белым".

Точнее нейтрально серым, разреженно-асфальтовым - как и положено музейным стенам, загрунтованным для лучшего экспонирования в намеренное отсутствие.

Попадая внутрь, обращаешь внимание на аккуратность сделанного, тщательную подогнанность коричневого пола под ровные и коричневые плинтуса, на рамы дверных проёмов, продолжающих тему пола и плинтусов, на пункт досмотра сумок и металлоискатель, сквозь который проходишь как через ворота инициации, попадая в серый параллелепипед входа.

Следующий за этим затактовым помещением, стерильным и ровным, предбанник представляет собой типичный эпиграф к качественной монографической выставке.

Заголовочный комплекс включает имя экспонируемого художника - Шарль Розенталь, годы жизни и большое фотографическое воспроизведение одной и картин этого самого Розенталя, придуманного Кабаковым.

На другой стене - традиционный вводный искусствоведческий текст, нанесённый прямо на стену. По-английски и по-русски: родился-учился, жил да умер.
И цифра номер один на дверном косяке, обозначающая порядковый номер зала, дальше начинается выставка.

И снова - скучноватый музейный минимализм, сводимый к традиционной функциональности, которой как бы нет (пол, плинтуса, окантовка дверей в открывающуюся анфиладу залов с продолжением экспозиции, где большие залы чередуются с маленькими, проходными, для графики - как в своё время было на третьем этаже Эрмитажа, у некоторых экспозиционных помещений есть отростки-аппендиксы с малыми формами), п-образные скамейки, на которых никто не сидит - всё как везде.

Всё как всегда. Обобщённый образ музея, просторного и, одновременно, категорически закрытого со всех сторон помещения без единого окна и с мощным, нависающим потолком со сложно устроенной системой осветительных приборов и кондиционирования.

Очень важно, что дорогие и добротные стройматериалы оставляют ощущение вечности, вечного покоя. Только что отстроенное внутри "Гаража" экспозиционное помещение с парой десятков залов (их 23), просторный и дышащий лабиринт, дом в доме, музей в музее, не кажется новостроем, словно бы оно давно тут стояло, стоит и стоять будет.

Хотя ведь известно, что через месяц, после закрытия ретроспективы, "Альтернативную историю искусств" снесут и она перестанет существовать. Останутся картины, но не стены, которые здесь важнее картин (именно поэтому я столь подробно описываю устройство инсталляции, а не её смысловую начинку).

Collapse )
Хельсинки

Красный вагон" Ильи Кабакова в ЦСК "Гараж"


Жанр, в котором всё более монументальные фантазии художника находят наиболее полноценное осуществление, называется инвайроментом (тотальной инсталляцией), которая всасывает тебя внутрь, предлагая стать одним из персонажей экспоната.
Об этом не говорится напрямую, но это подразумевается - достаточно один раз увидеть (или, тем более, поговорить) с Кабаковым, чтобы увидеть, что его утомлённость и пресыщенность - это качества "Мастера Вселенных" и "Укротителя пространства", на которые мы слетаемся как мухи на мёд.

В такой усталости может пребывать Император после победного боя.
Многие мудрости - многие скорби: в глазах господина инсталлятора, переполненных прозрачной мизантропией (обратная сторона постоянно функционирующего фонтана фобий, без которого бы не было придумано решения того или иного пространства как клаустрофобического или замкнутого, конечно-бесконечного) усталость победителя.
Воевал - имеет право у тихой речки отдохнуть.

Музей не существует без зрителей и смотрителей, скучающих на своих стульях.
Для того, чтобы проект работал необходимо запустить в работу все его составляющие.
Вступая в музей внутри музея ты собой, своим собственным усилием запускаешь коммуникативный аттракцион, который подсознательно сужается и умозрительно давит - ведь впечатления наслаиваются на впечатления, а когда ты оказываешься наполнен их прозрачными кальками, художник выталкивает тебя в открытый космос "Гаража", где на правах одного из светил стоит "Красный вагон".

Collapse )