September 17th, 2008

Карлсон

Мемуар о "синдроме Гейченко"


NN вчера рассказывала, что Эмилия Кабакова называет работы Ильи Кабакова, попавшие к третьим людям не через неё и не через галерею, подделками.
Художник Брусиловский продал принадлежащую ему работу Кабакова, подаренную автором в незапамятные времена, какой-то галерее. Галерея обратилась за подтверждением авторства. Менеджерское возмущение Эмилии было столь велико, что она объявила работу фальшивкой.
Я называю подобные ситуации "синдромом Гейченко". Если кто помнит - жил в Пушкиногорье такой однорукий директор музея, попавший на этот пост после войны и занимавшийся восстановлением дома-музея и прилегающих к нему объектов.
Работа эта так захватила Семёна Гейченко, столько было отдано сил и времени восстановлению разрушенного пушкинского хозяйства, что со временем Гейченко сам стал немного Пушкиным и охотно принимал знаки внимания, причитавшиеся не ему, но великому поэту. Пушкин-то к тому времени был уже давно и безнадёжно недоступен, а поклонение гению только росло и крепло, из-за чего уже сам однорукий директор стал культовой фигурой, начал писать книги и выступать в роли третейского судьи в спорных вопросах пушкиноведения.
К концу жизни, формы идентификации директора с поэтом приняли совсем уже комические формы. Достаточно посмотреть интервью Гейченко советским газетам. Завхоз вещающий от имени поэтического гения выглядел как минимум забавно и только общий абсурд советской ситуации не позволял увидеть очевидного несоответствия и подмены.
Вполне понятная, впрочем, психологическая ситуация, в которой личная ежедневная вовлечённость смешивалась с общественным признанием и обаянием гения: ведь если долго про кого-то думаешь и читаешь (так обычно происходит с влюблёнными), то сам отчасти становишься тем о ком думаешь или читаешь.

Collapse )
Лимонов

В компании с Сорокиным, Рубинштейном, Лукьяненко и Басинским

Дмитрий БАВИЛЬСКИЙ, литературный критик, писатель :

- Лев Толстой обобщил опыт предшественников и современников, создав и закрепив своим образом парадигму "писателя-классика". И если до него великие прозаики рознились, каждый на особицу, то жизнь и творчество Льва Толстого задали направление для всех последующих писателей. Понятно ведь, что без Толстого не было бы, например, Солженицына. Впрочем, как и Шолохова. Впрочем, как и всей прочей советской классики, укрывавшейся в Переделкине на манер жизни Льва Николаевича в Ясной Поляне. Не было бы писателей-деревенщиков, много чем обязанных и Тургеневу, но вот боль за народ и ответственность перед народом, вместо душеподъемных описаний полян да лужаек - это у них от Толстого.

В Толстом есть все, характеризующее "фигуру из учебника" - от активной правозащитности и демонстративного инакомыслия до понимания значения пиар-стратегий и попыток построить универсальные, обобщающие структуры. Толстой и был таким деятелем, что, возможно, впервые в русской истории, создал обобщенный образ России и "русского", прозой своей поставив купол над всеми этими понятиями и явлениями. "Война и мир" - универсальный эпос, главный русский роман, выполнивший функцию гегелевской философской системы. Лев Толстой и есть наш отечественный Гегель, задавший направление дальнейшему развитию русской цивилизации.

Мне-то, конечно, по душе и по уму больше нравится Достоевский. Вот это уж точно - "нечеловеческая музыка", когда непонятно, как это сделано и как написано, когда тексты оказываются средостеньем, розой ветров, сочетающих такое количество проблем и "корневых метафор", что голова идет кругом. А вот с Толстым все как бы более понятно. В том смысле, что человек и ничто человеческое ему не чуждо. Услада для литературоведов, Лев Николаевич очень легко раскладывается на составляющие, темы и лейтмотивы, технические особенности построения. Другое дело, что это сейчас, задним временем и умом, все это расчленить и вычленить достаточно легко и приятно. А вот придумать... Тот же самый монтаж сцен в "Войне и мире", предвосхитивший всю дальнейшую кинематографическую поэтику - плод гениального и прозорливого ума.

http://www.kultura-portal.ru/tree_new/cultpaper/article.jsp?number=791&rubric_id=1000188&crubric_id=1003744&pub_id=979316

via AVVA