April 28th, 2008

Лимонов

Дело о Слюсареве (6)

http://slusarev.livejournal.com/tag/Падуя.

Дело в том, что серия пейзажей Падуи черно-белая. В качестве исключения, Слюсарев дает несколько кадров в цветном виде, из-за них ты и понимаешь почему фотограф лишил итальянские пейзажи насыщенного, вкусного, изобильного цветового разнообразия. Ну, разумеется, чтобы подчеркнуть главное. Что же тогда главное?
Актуализация высказывания показывает, что воздух и всяческая облачность тоже ведь имеют осязаемый цвет-свет, консистенцию. Кислород выполняет здесь функцию времени, чётко разграничивая временное и вечное: да, они здесь столь же отчётливы как движимое и недвижимое.
Лишая ландшафт цветовой надстройки, фотограф, подобно философу-феноменологу, выполняет "трансцендентальную редукцию", обнажает сокрытые до поры "рёбра эйдосов", сердцевину сути. "Здесь в моде серый цвет, цвет времени и брёвен..." Освобожденная от цветастого симфонического разнообразия, фотография движется к формату камерного ансамбля или даже струнного квартета, к изысканному однообразию гравюры или даже рисунка. Сепии - когда доминирующий коричневый, проступает сквозь очертания иероглифом главной темы, разрабатываемый вариациями полутонов и оттенков. И лучшей здесь оказывается "Подъезжая к Падуе. Осень. 1995", где летящие навстречу вечности деревья выстраиваются в осмысленный (антропоморфный) пастернаковский хоровод. Дорога неизменна как неизменны классические мраморы, ушедших эпох и только деревья, "изменчивы как дети в каждой мине", уподобляются смертным людям...
  • Current Music
    Бетховен, Сонаты для виолончели и ф-но, Рихтер, рострапович
Метро

Дело о пьесах внутри пьес

Дело в том, что только сегодня я закончил читать пьесы, присланные на конкурс "Евразия-2008" (спасибо Паше Рудневу за наш счастливый апрель) и сформировал свой шорт-лист, не по пять, как просили, а по шесть пьес. Отбирал самые сюжетные, самые вменяемые. Самые социально ориентированные. Хотя, конечно, есть расхождения, например, между сюжетом и языком. Наличие сюжета не бежит кондового, суконного языка. Заметил интересную особенность: действие едва ли не трети конкурсных опусов происходит в точках общепита, от рюмочных и привокзальных буфетов до ресторанов, кои, правда, употребляются в меньшинстве. Причем, для большинства авторов точки общепита - самое что ни на есть социальное дно, когда ниже опускаться уже невозможно; место встречи отбросов общества и всевозможных колоритных персонажей "с историей". Пересказ истории - главный прием экскурса в прошлое, введения в курс дела или же растягивания листажа. Такие новеллы внутри сюжета оказываются для современных авторов подчас заменой и даже подменой внешнего сюжета - огромные, трудноподъемные монологи с глазами персонажа, погруженными внутрь себя. Очень много псевдонародных пьес, где персонажи обязательно поют квазинародные куплеты. Обычно пьесы с народным колоритом мгновенно впадают в абсурд. Сложнее всего с детскими пьесами, критери качества которых размыты. Ибо трудно попасть в сознание ребенка - особенно мне. Приходилось прикидывать "на глаз". Но в целом, должен вам сказать, приятный, хотя и немного странный образ времяпрепровождения.

Каждый раз, накануне полёта на самолёте, думаю о том, что хорошо бы составить завещание. История эта повторяется из раза в раз. Поэтому нужна консультация. Особенно по наследованию прав. Боишься не того, что будет, боишься оказаться неготовым. Хотя сам ведь в точности и не знаешь к чему готовиться.

Первый раз за три года работы на одном месте (в мае годовщина) выпивал на рабочем месте. Вместе с одноклассниками коллегами. Хорошие они, оказывается, люди. Интересные. Душевные. Иногда важно делать такие открытия. С днем рождения, alsharav ещё раз!

В вагонах метро появились новые карты-схемы станций и направлений. Пока что видел только на оранжевой ветке по дороге на премьеру в "Школе драматического искусства". Их придумали распологать не на стене, возле дверей, но на больших окнах за спинами пассажиров. Из-за чего возникает странный эффект: на ярко освещённых станциях их практически не видно, только цветовые полоски линий, создающих хаос. Но когда вагон погружается в темноту тоннеля, на стекле проступает цветная, веселящаяся свастика.

Каждый раз пропускаешь момент, когда деревья покрываются листвой. Спохватываешь, что снова не успел зафиксироваться, а оно уже, хлоп, веером... Еще вчера всё только пробивалось и набухало, а сегодня уже шумит, кипит и пенится. В этот раз обнаружив себя у главного корпуса МГУ. наблюдая в небе неопознанные-летающие объекты, хочешь в туалет и - можно, оказывается, можно скрыться в тени дубрав и разросшемся кустарнике. Вот оно счастье, хотя, почему-то, нынешняя весна, сама по себе, навевает на меня грусть.
  • Current Music
    Бетховен. Струнные трио