February 29th, 2008

Лимонов

Дело о Брамсе

Дело в том, что борщ, приготовленный под Брамса, интерпретированного Фуртвенглером (раритетные, восстановленные моно-записи), получился похожим на эти записи - тонкие, зыбкие, истончающиеся паром; прозрачные, с едва уловимой кислинкой и намёками на концентрированную горячую глубину.
Вот уже некоторое время я каждый день учусь писать. Такое у меня послушание: одна страница в день, написанная от руки. Вспоминаешь почерк, тренируешь растренированные мышцы и умения, понимая, что скорость твоей соображалки больше подходит к компьютерному набору. Именно здесь ты можешь мыслить пальцами, параллельно материализации букв на мониторе. Когда ты пишешь, то приходится намеренно притормаживать мысль, ибо пока ещё рука выведет все крючки-закорючки. Но мысли сложно держать себя в узде. Загнанная в загон, она начинает метаться - от конца написанного к началу фразы и обратно. Может быть, именно от этого вынужденного замедления и возникает стиль?
  • Current Music
    Брамс. Первая. Фуртвенглер