September 29th, 2007

Лимонов

Дело о новой Земфире

Дело в том, что сильно не понравилось, уже и не упомню такого сильного разочарования, чтобы так сильно мимо... Особенно в сравнении с цельной "Вендеттой", которая была как кино, как фильм "Прогулка" или даже лучше. Здесь же даже не клип, а какая-то нарезка стразов и блёсок, искренность улетучилась или улетучивается, на её место приходит театр пэсни, что типа между аллой пугачевой и еленой камбуровой. Земфира, почему-то, решила побыть немного Виктором Цоем и всем уральским-пролетарским роком сразу. Появилось много лишних, ненужных, случайных, проходных слов, что особенно ярко (блёкло) на фоне точных попаданий, которых стало меньше. Плюс, конечно, завышенные ожидания, возможно, они, в первую очередь, потому что после пары-другой прослушиваний, привыкаешь, свыкаешься, что, да, не шедевр. Лучше-то всё равно ничего нет. И не будет. К сожалению. У Земфиры очевидный кризис, прошлое закончилось, нового нет, одни олигархи и Ренатка в подсобке. Если первые пластинки Земфиры были выше уровня моря, то это вполне в русле - ну, вот, новая Земфира, новый Гришковец, новый Пелевин...
Зато рекламная компания беспрецендентная. Более мощная и красивая чем сама пластинка (первый признак того, что не получилось), на которой полно всяких избыточных шумов и отвлекаловочек.
Современное искусство становится с каждым годом все более рахитичным и полым как то растение, которое поставили в угол, вдали от солнца и не поливали, оно живое, но само к себе ассиметричное. Я вижу как с каждым годом из искусства все больше и больше уходит сок.
Очень расстроился.
Метро

(no subject)

Дело в том, что в одиночестве я могу есть только в Макдоналдсе. И наоборот - в Макдоналдсе важно есть в одиночестве, очень уж это сомнительное какое-то удовольствие. Впрочем, даже проникнув сегодня под предлогом, что нужно в туалет, я не смог там остаться, несмотря на то, что был голоден. Но дотерпел до дома, забежав ещё в "Союз" и прикупив "Изображая жертву". Погода такая, что хочется жить. Все высыпали на улицы, дома стоят брошенными. Прозрачный воздух выполняет функцию трансцендентальной редакции - осенью Москва странно совпадает с собой и ты отчётливо видишь все произошедшие с ней за год изменения. Вчера, после мхатовского спектакля, гуляли в районе Селезневки и радовались каждому уцелевшему старинному дому примерно так же, как если бы находили в лесу грибы. Белые грибы, разумеется. Теперь любой, даже самый заурядный доходный дом, оставшийся среди выскобленного вокруг пространства и новостроек кажется чудом архитектуры и аутентичности. Впрочем, сегодня это было неважно - потому что пока тепло, пока тепло даже когда стемнеет, внутри жизни открывается форточка и из неё поддувает земляничным растворённом в некрепком чае, счастьем.
  • Current Music
    Хорошо темперированный клавир