May 13th, 2007

Лимонов

Дело о квинтэссенции

Дело в том, что люблю, как снайперски точно пишет Екатерина Деготь. Причем, не только про искусство. Не про искусство, в первую очередь. Поэтому увидев постинг в журнале Ольшанского про то, что Митя звал её писать в свой журнал не удивился: я бы такого хорошего автора тоже бы в свой отдел позвал, колонку предложить. Но, в отличае от Мити, я не пилю партийных бюджетов. Оттого это не я, а у меня всё время колумнистов переманивают, Манцова, к примеру, или Топорова.

Именно поэтому я и решил поддержать редакторскую мысль Мити, мол, в правильном направлении шевелишь извилинами, товарисч - с появлением Деготь в его журнале будет хоть что-то почитать. Потому и написал комментом всего два слова "Деготь великая". За что и получил от любителя православного благолепия коммент с текстом: "Иди нахуй, Дима из Челябы", чуть позже сикливо подтёртый, а так же ещё более сикливый бан, дабы Дима из Челябы не мог ничего ответить Мите из Москвы.

Истерить в ответ не стану, банить никого не следует, если только совсем уже отчаянных буратин (сетевая трусливость всегда комична), однако скажу, что зря Митя потёр свой коммент - ибо в нём сконцентрирована концепция всей "Русской жизни". В самом журнале концепции не наблюдается (специально не стал ничего писать про "Русскую жизнь", основываясь на впечатлениях от первого номера, слишком уж он уязивм - хотели как лучше, а получилось как всегда - очередной постмостовщиковский клон "Нью-Йоркера", но люди же стараются, делают что-то и чем больше будет журналов хороших и разных, тем нам всем станет интереснее и насыщеннее жить), а вот во фразочке Митиной проступил самый что ни на есть сок-с.

На моё провинциальное происхождение (ужос-ужос) указывает редактор издания, призванного отражать красоты и специфику русской провинциальной (в первую очередь) жизни. Редактор, категорически не заинтересованный в обратной связи (бан за два слова - это, конечно, круто!) и в каком бы то хотя бы и минимальном обсуждении своего детища. Оно и понятно - Митя непрофессионал, секущий сугубо по верхушкам, редакторской стойкости (впрочем, как и всему остальному) ему ещё учиться и учиться и когда-нибудь, возможно, из него ещё может выйти толк. Но что вот точно невозможно из него будет вытравить даже и под наркозом - это неизбывный столичный снобизм, тот самый масквачизм в действии, который способен свести на нет любое начинание. Говорю об этом из-за обычной цеховой солидарности - понятно, что Ольшанский облажается ещё раньше, чем его сольют, к букмейкерам не ходи, но хотелось бы, конечно, чтобы "Русская жизнь" просуществовала как можно дольше: нам без таких журналчегов скучно. Даже и без таких вот, рассчитанных на аудиторию ЖЖ и только в ЖЖ интересных.

Я думаю, что "масквачизм" - единственное, что объединяет авторов "РЖ" в единое концептуальное поле (несмотря на присутствие в нем" Олега из Калининграда" и неизбывно провинциальной выдающиейся (безо всякой иронии) Жени [Пищиковой]). Масквачи всё за всех знают - как жить и как писать о жизни страны на основании трехдневных командировок. Однако, понятно же, что единственное место (с их точки зрения) из которого можно писать о провинции - это тот самый постиндустриальный центр, постмодернистки себя не знающий, но определяющий через оппозицию центр/столица.

Однако, по иронии судьбы, именно такие масквачи поставили себе задачу сделать журнал для России. Не понимая, что нет ничего более провинциальнее и местечковее столичного снобизма. Люди не понимают, что Москва-то им не принадлежит. И никогда не принадлежала - она же, вроде как, столица империи, так какого ж рожна? Бу-га-га. Объединение имен ещё не дает качества или концепции, ибо распилка бюджета, как в басне Крылова про квартет ("а вы, друзья, как не садитесь") ещё не есть концепция. А истерика редактора (в том числе) говорит о том, что второй номер делается аврально, на живую нитку. А что будет, когда нужно будет выпускать третий номер? А, прости Господи, пятый-десятый? Страшно подумать о плотности редакторского мата, крепитесь люди, скоро лето!

Впрочем, Мите я не психоаналитик. Однако же, раньше Дмитрий проявлял большую выдержку - и тогда, например, когда я сочинил лет пять назад про него и Пирогова свой текст "Червь" ( http://old.russ.ru/krug/20020424_bavil.html ) и даже когда карикатурно вывел Митю под фамилией Кипарисов в своем последнем романе. Ну, оно понятно, ныне Ольшанский - птица иного полёта, господин главный редактор, общающийся с сильными мира сего на дружеской ноге. Да у него одних курьеров-спамщиков несколько десятков тысяч и звёзды журналистики на подпевках, вот только из каких глубин подсознания вылезают детсадовские матершинки?

Не респект, Митя, не по статусу. Учиться, учиться и ещё раз учиться.