March 29th, 2007

Лимонов

Дело о снисходителеьности

Дело в том, что мы постоянно чувствуем снисходительность:

по отношению к детям потому что они моложе
по отношению к старикам потому что они старше и немощны
по отношению к инородцам потому что наша вера - самая истинная
по отношению к иноземцам потому что плохо понимают и плохо говорят по-русски
по отношению к родителям потому что мы их продолжение
по отношению к коллегам потому что только твои успехи безусловны
по отношению к врагам - потому что мы всё равно сильнее
по отношению к творцам потому что ты сам творишь лучше
по отношению к обывателям потому что умеешь творить
по отношению к животным потому что они беззащитны
по отношению к растениям потому что они бессловесны
по отношению к землякам потому что ты сумел уехать
по отношению к старожилам потому что у тебя две жизни
по отношению к водителям потому что они в пробках
по отношению к пешеходам потому что пробки кончаются
если курим - то по отношению к некурящим
если не курим - то по отношению к курящим
поэты - по отношению к прозаикам, прозаики - к поэтам
дворовые - к интеллигентным, интеллигентные - к дворовым
но все вместе по отношению к мертвым, ибо только они мертвы, а мы пока нет
Лимонов

Дело о писателях-вредителях

Дело в том, что во "Взгляде" вышла очередная моя колонка, которая так и называется "Писатели-вредители", речь в которой идет о моем отношении к Татьяне Толстой, Людмиле Петрушевской и Владимиру Маканину

http://vz.ru/columns/2007/3/29/74265.html

Обычно эти авторы проходят по разряду «современная классика», предполагая «морально-нравственные искания» и «поиски духовности» в особенно концентрированном виде.
Владимир Маканин, Татьяна Толстая, Людмила Петрушевская – первые имена, приходящие в этой связи на память. Однако практически всех писателей – лауреатов многолетних премий (от «Букера» до «Национального бестселлера») можно записать в разряд писателей-вредителей.
Вредительство заключается в том, что нормальный человек, наслушавшись профессиональных советчиков, однажды возьмет и купит роман «Кысь» или же «Номер первый».
В книжном пройти мимо этих книжек невозможно – они же всюду и напополам с трешем составляют ассортимент любого отдела худлита. А тут тебе еще и по ушам постоянно ездят, духовность, мол, и очень нужно. Попытается такой человек прочитать, скажем, последние романы Маканина «Андеграунд» или «Испуг» и после, убежден, к полкам с современными авторами на пушечный выстрел не подойдет. Как есть сломается.



Рекламации принимаются. А так же прокломации и всё прочее