January 7th, 2007

Карлсон

Дело о перечитывании

Дело в том, что, как мне кажется, в прошлое ушел такой ритуал (или обряд?) как перечитывание.

Возможно, это связано с потребительской активностью, заставляющей читать только актуальные книги, новинки; книга прошлого (тем более, позапрошлого) года кажется безнадёжно устаревшей; смыслы её и художественные достоинства словно бы съёживаются, жухнут.

Внимание к новинкам подстёгивают рецензионные отделы. Книги в них появляются параллельно магазинам. Я много носился с идеей рецензирования [относительно] "старых" книг, которые впитываются культурой и прорывают в культурном пространстве свои кротовые норы; но меня никто не понял, даже единомышленники.

Теперь, если где-нибудь появляется рецензия на новинку прошлого сезона, то это говорит не о редакционно-редакторской прозорливости, но он долгом производственно-техническом цикле.

Сегодня я весь день переставлял книги в родительской библиотеке. Они чётко делятся на старые (советские) и новые (последних пары лет). Есть ещё книги из "между" - издания 80-х и 90-х, издания периода насыщения книжного рынка, уталения первого книжного голода; отчего-то в отношении к ним возникает немотивированная брезгливость.

К советским книгам особого умиления или пиитета не испытывешь - это именно что носители текста. Дотошные. Натуральные. Почти хенд мейд.

Нынешние книги на лицо прекрасные ужасные внутри (бумага, опечатки, отсутствие справочного аппарата) носителями текстов уже не являются. Это уже чисто товары. Вещи, предназначнные для продажи.

Книги конца и начала века схожи с макулатурой.

Collapse )
Карлсон

Дело о перечитывании (2)

Дело в том, что отвечая Мише Бутову в комментах, сформулировал ещё несколько интересных моментов о нынешней ситуации перечитывания, которые хотелось бы вынести на всеобщее обозрение, зафиксировать, так сказать, внимание.

Перечитывание еще как-то связано с самостоятельностью мышления, которая на наших глазах стремительно мельчает. Люди уже как бы и не умеют иметь своего собственного мнения и дико удивляются, когда ты высказываешь нечто, непохожее на то, что они привыкли слышать.
Это даже по моему журналу заметно -приходит какой-нибудь человек с комментом и возмущённо говорит: Ну, как вы такое могли написать-подумать?

Я всегда задумываюсь - ну, вот, действительно - как?
Но оно ведь как-то вот полумалось, вне зависимости от того, хотел я подумать или не хотел, правильно ли это или нет. Обычно я отвечаю, что за мысли даже при Сталине не сажали, но это риторическая фигура.
Просто странно оправдываться за свою [интеллектуальную] физиологию.

На перечитывание способен имеющий свой собственный интеллектуальный график-траффик. Тот кто растёт сам по себе, а не в оранжерее общественного подсознания.

Тот, кто может быть (умеет быть) сам по себе. У того, у кого сложилось собственное понимание не только литературы (она, в данном случае, служебна).

Пару месяце назад у меня был такой постинг - что я не читал (и не смотрел) Гарри Поттера и Властелина Колец, и не хочу смотреть. И Кантора я не буду читать, и всю прошлогоднюю преимериованную и непреимерованную чушь. То, что мне навязывает "общественное мнение" (в отсутствии общественного мнения, но это уже про другое). Уже даже за деньги.

Мне это мешает. Мне это как-то ненужно.

Чистая (ясная) голова вдруг сегодня, в ситуации тотальной информационной травмы, оказывается куда существеннее денег.

То есть, мы приучаемся есть экологически чистые продукты и заказываем (ну, лично я заказываю) воду в бутылях, а вот про информационную экологию ещё, к сожалению, думать не доросли.

Хотя, разумеется, тут необходимо одно уточнение.

Collapse )
  • Current Mood
    Мороз и солнце - день чудесный, с инеем на ветвях и хрустящим покровом
  • Tags