December 19th, 2006

Карлсон

Дело об опере Мартынова

Дело в том, что в зале Чайковского премьеру давали - оперу Владимира Мартынова "Упражнения и танцы Гвидо", нечеловеческой красоты музыку. Даже странно такое количество красоты и гармонического звучания. Причем, на полном серьёзе, ирония минимальна. В опере несколько действующих лиц - орган (органист), тенор и два сопрано, камерный мужской хор и ансамбль барочной музыки. Все они находятся в сложных отношениях друг с другом и опера начинается с того, что они попеременно вступают, проигрывая (пропевая) одинаковые музыкальные периоды - вполне в духе минимализма, в Наймановском, скорее, изводе. Причем, проиграв фразу, солист умолкает. Пауза. Орган с одной и той же репликой. Пауза. Вступает хор с одинаковыми периодами. Пауза. Потом два сопрано. Пауза. Потом скрипачи и скрипачки. Такой, значит, базовый расклад,в котором постепенно нарастают смешения. Голоса под скрипку, хор под орган и наоборот. Минималистский каркас, на который наворачивается виноградная плоть. и порой, когда случается такой аннсамбль, музка начинает снисходить или подниматься как в гаммах арпеджио и вдруг возникает такая красота на сливочном масле, что подступают многоступенчатые мурашки.

Гвидо Аретинский - дядька придумавший тысячу лет назад нотный стан и совеменную систему записи нот, как и сами названия нот, поэтому камерный хор все время пел ноты - как гамму - до-ре-ми-фа-соль-ля... а все остальные достраивались и подстраивались, расширяли поле и добавляли складок и завитков. Хорошо, что это было почти барокко, но не стилизация, а попытка реконструкции, причём с учётом последующего композиторского опыта нескольких столетий, вышивание поверх традиции, продолжением оной. С неожиданным отсутствующим финалом - когда все партии смешиваются (сначала папарно а потом, разумеется, общим звучанием) и мощь нарастает, и кажется, что сейчас начнёт выстраиваться купол, а вместо купола выходит сам копозитор и начинает играть на синтезаторе как на треугольнике несколькими рядами простых переливов,в которые уходят основные, постоянно повторяемые, летмотивы.

Collapse )
  • Current Music
    Владимир Мартынов
  • Tags
    ,
Карлсон

Дело о Константине Эрнсте

Дело в том, что Манцов ссылку на большое интервью с Эрнстом посоветовал.
http://www.seance.ru/blog/sobesednik-konstantin-ernst

"...На сериальном рынке сейчас произойдет то же самое, что уже произошло на книжном. Я слежу за книжным рынком — там все случается сначала. Потом — в сериалах, а потом уже — в кино.

«Сеанс»: Вы имеете в виду перенасыщение рынка названиями и печальные последствия этого?

Константин Эрнст: Да. Издательства несколько лет гнали объем в ущерб качеству и добились того, что подорвали доверие к продукту. Как сейчас поступают главные игроки этого рынка? Резко сокращают количество названий и вкладывают деньги в отдельные проекты. То есть сделаем меньше, да лучше. Попытаемся угадать наиболее точные названия. Смаркетируем их так, чтобы вокруг выхода что-то возникло. Я библиофил, я собираю советские книги двадцатых — начала тридцатых годов, я обожаю их за тот кайф, с которым они сделаны именно как объекты. Сейчас книга снова становится объектом...."