November 1st, 2006

Карлсон

Дело о смысле жизни

Дело в том, что я всё время пытался понять концептуальнцю основу сериала "Остаться в живых", ведь, очевидно, что в основе нарративного приключения лежат несколько простых и очевидных глаголов (как учат все американские учебники драматургии - каждая сцена должна редуцироваться до одного, двух глаголов). Тема, движущая сюжет, чёткая причинно-следственность, обуславливающая ответственность за свои поступки. Все люди, оказавшиеся на таинственном острове, оказались здесь не случайно, но в силу каких-то определенных причин. Постоянные камбеки показывают почему. Остров как частилище, отделяющее верных от неверных и тд.

Хотя характер суггестии в ЛОСТ (отсутствие смыслового центра) позволяет интерпретировать происходящее в самых разных ключах и нет, не может быть одной, единственно правильной, интерпретации, однако, попытаемся судить авторов по законам, которые они сами над собой приняли. Об этом я писал здесь, кстати: http://www.vz.ru/columns/2006/9/29/50573.html

Остров - это ведь "табула раса", чистый лист, позволяющий каждому из тут присутствующих вновь приблизиться к своей собственной сути. Остров - это пространство, очищенное от из-вне привнесённого, от бытовой суеты и информационного мусора, от бессмысленной беготни, заслоняющей будни от сути. На острове есть и может быть только простая работа, завязанная на первичные ценности, на ценности выживания. Поэтому, не до жиру, не до симулякров. Бытие на острове - непреходящий акт хайдеггеровского "здесь-бытия", хайдеггеровского же "Отчего мы остаёмся в провинции?", хайдеггеровских же "торных троп". Не помню точно, как там у философа (под рукой нет текста) но, если по памяти, то главное вопрошание о бытии звучит в шуме деревьев и в прогулках перед сном, в той самой "заботе о себе", которую нам дарует быт.

Collapse )