July 19th, 2006

Карлсон

Юбилей Полины

Совесть - это, прежде всего, память, памятливость, помноженная на нравственное чувство. Хорошая память как пример и предпосылки для зрелой совести -когда ты много помнишь, способен удержать в голове массу событий, произошедших, в первую очередь, с собой, те моменты, когда тебе было неловко; других людей, которые поступали не так, как следовало бы и мораль расплаты и раскаяния, которая их потом настигала. Совесть существует когда ты не живёшь одним днём, но смотришь в обе стороны дороги, когда, при этом, обладаешь нравственным чувством, отделающим тебя (помогающим отделять) тебя от ових поступков, когда тебе духу не хватает себя оправдывать. Если ты памятлив и, поневоле, входишь в понимание оттенков, это уберегает тебя от фанатизма, например. Конечно, Басаев для себя был правым, ведь даже Чикала себя оправдывал (когда оправдывают преступника или лихого человека, то говорят, мол "душа у него тонкая, нежная, ранимая", но фишка в том, что душа-то ранимая и очень даже нежная по определению, она другой быть не может) но когда одно накладывается на другое (цель оправдывает средства потому что как раз и состоит из беспамятства, память подменяется идеей, двумя-тремя лознгами) и уже трудно разобраться, что есть плохое, что есть хорошее, то только одна память (склад хороших и плохих поступков и переживаний, память о том, как мне было хорошо или как мне было плохо) и способна вывести на правильную сторону и дать точное направление. И тогда (обладаю памятью, а те тольк обидой, подменившей нравственное чувство) Басаев бы очень просто понял, что это же чудовищная мерзость и подлость, превратить свою жизнь в сплошной информационный повод. Впрочем, я же о людях говорю...

Определение совести, которое дал Короленко (никто не увидит, а я не сделаю) - это уже следствие, можно сказать, метонимия, частный случай памяти и беспамятства. Меня, на самом деле, вопрос личной порядочности интересует - может ли человек в личной жизни, скажем, изменять жене, ходить налево, покупать проституток, блядовать, но при этом оставаться полезным членом общества, способным подертвовать собой ради высоких идеалов. Где тут проходит грань и проходит ли? До какой степени человек себя оправдывает, может оправдать, или, с другой стороны, нужно ли кому-то это самое оправдание? Ведь есть такие, кто целиком и полностью уверены в правоте своих заходов налево - де, свободный человек и своя рука владыка, что хочу, то и ворочу. Отражаются ли эти допуски на самом человеке, на строе его личности? Конечно, отражаются. Я всегда интуитивно отодвигался от таких людей, пока сам не накопил в своей истории массу ситуаций, в которых выглядел не совсем хорошо - и, после этого, вроде бы, как-то успокоился. Спасительное "не суди и не судим будешь", да я и не сужу, просто пытаюсь разобраться, хотя, конечно, эта самая попыткаразве не есть автоматическое осуждение?

Collapse )