August 18th, 2005

Карлсон

Из писем к Мильштейну

Размышляя над текстом, который я сейчас пишу.

Интересно, на самом деле, твое мнение, хотя суть замысла понять можно
только если прочитать изделие целиком. А целиком оно не существует. Только
в моем воображении. Откуда патетичность в изображении любви? Тут две книги
намечается. Они будут выдержаны в разной жанровой тональности. Для меня
самая высшая писательская доблесть - обман читателя. Непредсказуемое
течение текста. Поэтому сначала у меня идет классическая любовная "драма",
которая во второй части изменится, станет чем-то другим. Самое интересное -
чем. Именно поэтому сейчас мне нужна романтика и приподнятость.
Мой север, север романа, выдуман от начала до конца,
кстати. А то, что у тебя ощущение как от старой фильмы это здорово. Я
намеревался сделать текст немного старомодным, основательным, по-здравому
эпическим. Значит, получилось. Или получается. Причем, эту основательность важно совместить с некоторой сюжетной стремительностью, именно поэтому возникают главы для необязательного чтения, которые выносятся за скобки романа


Collapse )
Карлсон

Флеш-Моб

Лиза Новикова в "Ъ" подводит итоги литературного сезона. Развернутый текст, три интервью и дюжина перспективных, с ее точки зрения, авторов. "Молодых дарований", распределенных по годам рождения. Прикольно и приятно было увидеть в этой дюжине себя. Сразу подумал - вот он, объективный рейтинг. Так смешно мы и покупаемся. Главное, что Новикова нашла во мне и в моих текстах - "заводной литератор, обидчивый и задиристый". Про обидчивость еще куда ни шло (ещё Верников в Ебурге говорил, что Бавильский - обидчив как олень), но вот почему "задиристый"? Чортова дюжина выглядит так:
Андрей Геласимов (1966)
Юлия Латынина (1966)
Дмитрий Быков (1967)
Евгений Гришковец (1967)
Антон Уткин (1967)
Дмитрий Бавильский (1969)
Майя Кучерская (1971)
Роман Сенчин (1971)
Анна Матвеева (1972)
Глеб Шульпяков (1974)
Гаррос (1975)Евдокимов (1975)
Аркадий Бабченко (1977)
Сергей Шергунов (1980)
Никакой политкорректности -даты дам проставлены так же скорпулезно, как и у мужиков. Я нахожусь где-то в середине, на границе 60-х и 70-х, после которой "качество" текстов резко падает. За немногими исключениями. Возможно, более "молодые" просто еще как следует не раскрылись. Но ничего, у них фора есть. Невзначай и исподволь, Лиза Новикова сформировала карту нашего литературного поколения, ведь у всех перечисленных есть много общего. Досочинить содержательную часть очень просто. Вот что, оказывается, делает, способна сделать, простая статистика!

Зато теперь я знаю свой статус. Долго мучился и не понимал, как воспринимаюсь со стороны.Теперь мне авторитетно сказали, что "молодой" и "подающий надежды". Славяне выживали.