May 25th, 2005

Лимонов

(no subject)

БИОРИТМЫ для infopaslen, на 25 мая 2005:

    ▕▆▏↘  Физический (прилично)
    ▕▄▏↗  Эмоциональный (непредсказуем!)
    ▕▇▏↘  Интеллектуальный (супер!)
    ▕▆▏↘  Общее состояние (прекрасное)

ХРОНОБИОЛОГ РЕКОМЕНДУЕТ:

  - Пригласите в кино infoivan_ivanov
  - Ваш друг навсегда: infoadrianov

info
Карлсон

Трилогия

Первый раз они собрались в белом подвале, похожем на морг. Было много длинноногих девушков в изжелта-желтых майках, пакеты со спичечными коробками, истошно работавшие кондиционеры. Они пили вино и презирали технические накладки, потому что решили обходиться без них. Никакого ажиотажа, просто Лимонов в первом ряду и ощущение звёздности, похожее на изжогу. Журналисты, да. Фоска с изменившимся лицом. Банкет во втором зале. Шабуров и Мизин в качестве приглашённых звёзд, Бартенев, кто-то ещё. Почти не говорил, просто торговал печальным лицом всезнайки. Спрашивал у Клеха - не стыдно ли. Клех многозначительно молчал. Каждый читал за себя и только за Темирова читал ББ, потому что все были, все были рядом. Так начинался разбег.

Второй раз собрались в красном подвале, чуть попозжа. Было много маленьких девушков с горящими глазами, вообще было очень много народу, жадно пившего (и выпившего) весь воздух. Катя застряла, не могла вытащить пробку. Ксения была уже далековатенько. И только АМ (как I am) был снова рядом - а он всегда и будет со мной рядом, все три раза. По левую руку, так уж получится. Невначайно вышел аншлаг, даже переаншлаг, Маша постаралась? Поэтому читал за Катю, ББ читал за Ксению-Василису и за АМ, АМ читал только за себя, гордый и подозрительный. За Вадика читала ТВ, у них инициалы совпадают, она имела на это право. ФОска не пришла, пришла Жопа. Чуть в стороне пил пиво Юрка. Левкин. Фома потом пришёл на банкет. А я не банкет не остался, у меня отец приехал. В москве уже включили жару, мы не гуляли, просто дошли до метро: воздух был выпит ещё внизу. Здравствуй, поколение, младое и незнакомое, ты думал, у тебя ключи от мира? Вот уж хуй, вот тебе весь хуй до копеечки, мы чужие на этом празднике своей жызни, алчушие подлинности, заслужившие ЖЖ. Большая удача, к которой имеют отношение сразу все.

Collapse )
Карлсон

Красная жара

Средневековье имеет ползучую форму, вползает незаметно и нет спасения. Наступает время, когда посуду приятнее мыть холодной водой, а метро кажется спасительным островком. И тогда его, метро, тоже пытаются отключить. У погоды повышенная температура, её лихорадит, это, собственно говоря, и передаётся коммунульным и колониальным услугам. Включив жару, отлючили ветер(ок): всего и сразу не бывает, нужно ждать. Любовь имеет чётко выраженный солёный привкус. Город превращается в курорт, желание быть испанцем становится рефлекторным. Все медленно дрейфуют к осознании душеполезности сиесты. Сегодня проснулся от раскатов грома, который озоном не пах, был нарниковым наподобие помидор, то есть, на этот раз, не пах ни чем. Тот редкий случай, когда перестаёшь завидовать собакам. Даже домашним. Даже гладкошёрстным. Зато какое раздолье для деревьев и птиц! Аня устало жарит котлеты. Но не хочется ничего, кроме окрошки. Окрошку тоже не хочется. Очередь к банкоматам тоже какая-то курортная и в голове пластилин. Висит груша - нельзя скушать. Но Аня варит из груши грушевый компот, потому что яблочный компот из груши не получится. Не читается, только если короткие отрывки. Вот вчера в метро читал Темирова. Много думал. Зато легко и много пишется. Писать как потеть. Томление тела переходит в томление духа: у всех в глазах ожидание то ли праздника, то ли испуга, затаённая, латентная истерика, готовая разразится в любой момент, истерика без вкуса и без запаха, как тот гром и как те помидоры. Верхушка лета съехала с июля на последнюю декаду мая, в августе должен пойти снег. А августе будет свет, Фоленер (коленкор такой) заповедовал. Грушевый компот варится на мнимальном огне: никто не хочет умножать сущности без надобности. Даже истанские мотивы Пет Шоп Бойзов звучат менее добро, у Нила Теннонта предательская одышка. Как хороша сметана, вытащенная из холодильника! И как хорош сам холодильник, единственное обитаемое место во всей ойкумене! Погружаясь очередной раз в холодную ванную, вспоминаешь не Марата, но древний Рим: московская жара похожа на сладкое, разбавленное тёплой водой, вино. Она имеет отчёливо розовый, местами (сгутсками и сгущениями) алый цвет и бордовые буквы. Медленно крошим зелень. Самое интересное, что после окончания приготовления пищи и остывания грушевого компота, градус на кухне не падает, остаётся поджароопасным, яду ей, яду. Папа, как истый узбек, пьёт четвертинку аспирина. И очень мало мух! Почти нет, ко мне позавчера одна залетела, покружилась так, кокетливо, и больше её никто не видел. Добежав до метро, все начинают приходить в себя пока стоят на перронах, а в вагоне на тебя (на них) снова наваливается усталость и уже неважно, сидишь ты или стоишь, от этой усталости (которая и не усталость вовсе) нет никакого спасения. При этом, некоторые умудряются ещё и курить. А некоторые даже пить холодную водку из запотевшего графина. Дураки, водка-то холодна только пока она в графине, а попав в организм, она становится красной, местами багряной, смешивается с кровью и начинает тупо перемножать сущность на сущность. И когда баржу очередной раз качнёт, ты вдруг вспомнишь, что это тебя не от жары разморило, просто под тобой вода.

Collapse )