August 23rd, 2004

Лимонов

Стакан

Чем меньше пространства вокруг, тем гуще, концентрированнее мысли. На толчке, в ванной, в купе с тобой случаются приступы здесь-бытия, мысли кружат уже не как воронье, а как непроницаемая тьма-мгла-мама. Стоит выйти в поле - и мысли начинают прореживаться, разлетаться, никакой густоты, одна разреженность, ряженка, редкая как облака над.

В Потьме (проезжая) впервые видел, как на перроне между поездами торговали не картошечкой и пивком, а цветами. Но цветы никто не брал. Как-то странно - цветы - на перроне, в купе потом, хотя пассажиры, чаще всего, выходят (едут) парами, мужчины и женщины, торговка цветами создаёт ненужные неловкости. Но и кроме цветов - вырезанную из дерева фигурку крылатого коня и модель парусника с белыми парусами. В догонку услышал похмельный крик - а продай мне одни паруса... В Потьме (вот ведь топоним!) мне приснилась мама с пиявками торчащими из ноздрей. А вчера я проснулся из-за того, что покойница Клава лизала мне ухо. Выяснилось, что она не умерла, а просто потерялась, а сейчас вот нашлась, пришла, беременная, мне ухо лижит, в глаза заглядывает, но позвонила Инка и сон разрушила...

Collapse )