May 29th, 2004

Лимонов

НацБест

НацБест дали Пелевину. Шум в зале. Самого Пелевина не было (как и Червинского, как и Распутина). Мы с Вознесенским пришли вовремя, так как Вознесенский очень не хотел опаздывать. Он теперь не пьет, старается всюду приходить к срок и вообще сугубо положительная личность. Мы с ним жили в одном номере гостиницы «Братья Карамазовы» (110 евро за ночь).

Ехали писательско-критическим гуртом, развлекали себя как могли. Не пили. Мы не пили (не знаю, как другие, например, живописный Вовка Березин), читали-писали-болтали, в основном с Юлюшкой Рахаевой, самым добрым и светлым человеком в нашем лит околотке. Что-то ели, выходили на остановках, нюхали природу (много одуванчиков, целые поля, изъеденные желчью, веснушками), видели лосей (живых, резвящихся), ждали сначала Бологое, затем Ижоры и тд и тп. В дороге нас заливал ливень, обкуренный Кур в телефоне шумел про штормовое предупреждение, но когда стали подъезжать к Питеру, шторки на небе стали раздвигаться.

В «Братьях Карамазовых» нас уже ждали Кур и Костя Богомолов, которые курили, высунувшись в окно. Поэтому первое, что мы почувствовали, вступив на гостепреимную питерскую землю, был стойкий запах травы, которым пропитался весь гостиничный двор. Набатникова дала нам с Сашей номер, поэтому надоба в постое у Кура отпала (Кур сказал захватить с собой постельное белье и мы с Вознесенским везли полные сумки бесполезных тряпок), тем не менее, мы пошли к нему на улицу Марата, чтобы покурить. Покурили.

Collapse )