January 19th, 2004

Лимонов

Остановка в Самаре


Отрыжки и приступы идинити. Для чего придуманы поезда – для того, чтобы фиксировать себя в них, внутри, думать о себе как об обычном человеке, которым ты, собственно говоря, и являешься, потому что иные, не простыев поездах не ездят.
Ты думаешь о себе чорт знает что, потом выходишь во время на стоянке в Самаре и видишь уродливость тапочек на перроне, носков, всего этого исподнего и понимаешь, что всё это твоё отвращение направлено на себя, ты – это они, они с тобой, да.
Никто не виноват, что ты оказался в этом поезде, сейчас, на этом перроне, в этот день зимы, тебе в этом некого обвинить.
Или ты можешь, конечно, если захочешь, но сугубо в юмористическом плане, осознавая всю несерьезность этого делегирования.
Из чего ты и понимаешь – это и есть твоя жизнь, только твоя, сугубо твоя, это и есть ты. Вот как. И ничего другого, никого другое, остальное надуманно и ненатурально.

И ты выходишь на перрон в Самаре, а напротив остановился поезд «Омск – Анапа», стоят люди и, почему-то все молчат, статичные как шахматы, хотя до отправления масса времени, и тебе хочется перепутать поезда и сесть в другой поезд, чтобы попытаться начать новую жизнь без всего, с нуля, богтымой, какая пошлость, думаешь ты и смотришь на этот параллельный состав.
Можно было бы в него запрыгнуть, не думая, но там такие некрасивые лица, толстые тётки, курящее исподнее, и всякое желание сдувается, пропадает, никто не виноват, что ты тут оказался.

Collapse )
Лимонов

Новый Левкин


Меня всегда интересовала презумпция левкинского письма – вот зачем он пишет именно так, как он пишет, какие-то подробности, складчатости, когда реальность всё время дробится и дробится всё в меньшие и меньшие ячейки, а он сидит и с таким деловым, довольным видом всё это описывает, с юморком и с рекомендациями, всё время думаешь – ну какая у этого занятия есть цель, ведь взрослый человек, отец детей, половозрелый мужчина, стыдно же в бирюльки, в бирюлики смыслов играть, нужно же чем-то серьезным заниматься, достойным белого, христианского и гетеросексуального.

Это я увидел пользу от левкинского письма в «Серо-белой книге», где были выданы чёткие и конкретные рекомендации, как бороться с мороком и абсурдом существования, которое давит как атмосферное давление, корёжит твою внешность и твои внутренности, а вот тут-то как раз и приходит Левкин и говорит – это то-то, а это то-то, в тот самый момент, когда ты окончательно деморализован и твоё постоянное вопрошание носит риторический характер, так как ты точно знаешь, что тебе никто не сможет помочь, даже твои родители или правительство.
То есть, Левкин приходит не как пророк, который знает как, а как помошник, который тоже всё это пережил или переживает, и ему есть что тебе сказать, потому что врождённая привычка к формулированию, со временем приобретает гипертрофированные размеры как печень гуся, предназначенного на паштет.
Collapse )
Лимонов

Поздравление Бориса


- Ужасный возраст: на самом деле, всё хорошее уже позади. Впереди только какая-нибудь гангрена, такая зелёная, она начинается на кончиках твоих пальцев, а потом дальше лезет и распространяется по телу. А вообще-то надо скормнее быть, ты уже достаточно воздуха накоптил, поэтому старайся выходить на улицу пореже, а дыши аккуратнее, старайся выдыхать меньше углекислого газа, потому что сделано уже много... Этот мир принадлежит молодёжи, поэтому если у тебя есть диван, скромно забейся в уголок, лучше между подушек, потому что когда долго сидишь на одном месте, то продавливаешь там месте, а молодым, после твоей смерти, нужно же будет этим диваном пользоваться...
- Ты прав, Боря: по самому что ни на есть прямому предназначению...