October 20th, 2003

Лимонов

Чоран


Три дня не выходил на улицу. Читал, писал, слушал музыку, отвечал на письма, шуршал по хозяйству. Спал, наконец.
Много всего накопилось. Хорошо было. Как в романе. Как будто я - Чоран. Как если я сморщенный старичок, и мысли мои сморщены и немощное тело, есть только слова и книги, книги и слова.
Мы ж разучились нищим подавать.

Вышел за продуктами - на улице дождь, "Евгений Онегин" в бумажном переплёте (нужный мне для окончания романа), да сигарету в пролежень лужи, проходил мимо проходной завода имени Баркова, а там, за дверями, прямо в тамбуре - погребальные венки и чей-то портрет: кто-то умер.
Достойная точка для прогулки под дождём.

Дома немного холодно (батареи едва тёплые), чтобы омануть холод можно зажечь все газовые комфорки, но тогда слишком пахнет газом.
И тогда ты ставишь на огонь кастрюли и начинаешь заниматься приготовлением еды.
И тогда пахнет едой.

Collapse )