November 6th, 2002

Лимонов

Двойное самоубийство


У меня сразу два френда оказались перечёркнутыми - брат_дионисий и кухулин. Я знаю, что это не клоны друг друга, но заклятые друзья, помните, историю, как брат_дионисий похоронил кухулина? Написал ему некролог, а мы поверили?
Теперь они оба сковырнулись, видимо, одновременно. Как у Клейста. Как Клейст. Вот так и вскрывается потаённая, до поры до времени скрытая суть предметов и явлений, таинство взаимосвязи, взаимоотношений. Милые, что тешились, но умерли в един день. И не стало кого бранить. И не стало с кем браниться. Дальше пошёл причет, шёпот-топот потому что истинная скорбь бессловестна и не знает слов благодарности за благодеяния.

Между тем, жизнь продолжается. Брат-Дионисий, в другом своём воплощении, пишет на "Топосе" длиннющие тексты, а я вывешиваю в библиотечки "Эгоиста" новые жемчуга из своей корпоративной коллекции. Поэтому, во-первых, новый файл из романа Пола Остера "Левиафан", который с каждой порцией мне нравится всё больше и больше:

http://www.topos.ru/articles/0211/07_04.shtml


Во-вторых, книга прозы Дениса Осокина, которому в прошлом году дали "Дебют" в номинации "Малая проза", по моему, очень мило (и без намёков, честнослово):

http://www.topos.ru/articles/0211/07_05.shtml

В-третьих, рассказ Вадима Темирова про наши аркашонские дела, тонкой выделки и больших внутренних широт:

http://www.topos.ru/articles/0211/07_03.shtml

Collapse )
Лимонов

Тоска //два соска


Это в молодости человек тоскует, оттого, что томится. Ему кажется, что всё возможно, стоит только захотеть, что все недоразумения и просчёты - стечение обстоятельств, которые можно легко побороть силой воли, силой внушения.
В молодости человек тоскует по вполне конкретным поводам и причинам - по недоступной девушке, по недоступной жизни, по каким-то вполне реальным вопросам собственного недостаточного существования.

Когда приходит зрелость (человек всё про себя и про свою жизнь уже знает), человек продолжает тосковать, но его сплин лишён какой бы то ни было наполненности - человек тоскует, он продолает тосковать по инерции, сам не зная зачем. Поводов уже не осталось, всё, вроде бы, нормально - то, что можно было достичь, уже достигнуто; то, чего достичь нереально, достичь уже нереально, и тосковать по этому поводу глупо и как-то невозможно. Да и гармония, взаимопонимание с собой, достигают определённого, нешуточного уровня, когда тоски можно было бы избежать.
Но она, тем не менее, есть - полая, пустая форма, которая ничего не несёт, ничего не обозначает, кроме самой себя.
Такая тоска per se, которая тоской-то уже не является - из чувства она превратилась в страсть, то есть, в полную свою противоположность. Ничего личного. Ничего лишнего, просто потребность выйти за скобки тела (года, кода).

Collapse )
Лимонов

Персонаж


У него болит голова от неправильных поступков, от вранья или ничегонеделанья, поэтому на лице всё время - мучительная гримасса, которую пытается преодолеть врождённым жизнелюбием. Но стоит только столкнуться с людьми, как башка начинает трещать и раскалываться. Особенно непоправимо голова болит в метро.

Collapse )