paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Categories:

Прогулка с Игорем Мухиным

После презентации трёх своих новых фотографических книг в Центре фотографии им. братьев Люмьер на Болотной набережной, Игорь Мухин предложил пройтись до Парка культуры, в котором сегодня большой молодёжный фестиваль, проводимый кроссовками «Риибок» для тех, кто не курит и не пьет, увлекается спортом, любит старые автомобили и катается на роликах, делает странные татуировки и мечтает отказаться от мяса.

Игорю, понятное дело, интересна колоритная тусовка и возможность поснимать, ну, а мы, вместе с друзьями Игоря, и, между прочим, персонажами одной из его самых последних книг («Богема») увязались следом. Я, по крайней мере, увязался, а друзья просто пошли пройтись с Игорем до Крымского моста.

Мы шли и Игорь объяснял почему так тщательно отбирает снимки в свои книги – архивы громадные, никому, даже детям, не нужные, всё обязательно распылится, распадётся, пропадёт. Сайты сгинут, инстаграм исчезнет или переплавится во что-то иное, а вот бумага может оказаться вечным носителем, она – останется.

По набережной, от Стелки и до ПКиО прогуливались толпы хипстеров, так, что с какого-то момента началось казаться, будто «либеральные ценности» не свернули, а, наоборот, многократно преумножили. Все, в этом ярком августовском солнце, были преувеличенно яркими, молодыми, модными и совсем уже какими-то позитивными. Даже я поддался этому состоянию, когда, распростившись с друзьями, мы с Игорем ввинтились в праздничную толпу, занятую многочисленными аттракционами.

Мухин нырнул в людской поток точно дельфин и я благодарен ему за то, что, несколько часов кряду, он терпел моё присутствие (надеюсь, не слишком обременительное), позволив наблюдать мастера за работой.



Мастер за работой и на отдыхе

Так как праздник был распределен между десятками площадок и автономных аттракционов, Игорь сначала сделал круг по всему фестивальному городку, рассматривая людей и декорации, прицениваясь к фактуре. Вокруг – море разливанное разнообразных, весьма живописных людей, хипстеров и панков, ботанов и готов, просто людей, одетых по-летнему, а, значит, особенно живописно. И, если бы я не экономил время айфона, который теперь садится уже очень быстро, то сделал бы уже десятки снимков, настолько люд вокруг провоцировал не только на жанровые сценки, но и на вполне самодостаточные портреты. Парни, девушки, татуированные монстры и просто влюбленные парочки. Родители с детьми. Общительные компании.

Все они ели, гуляли, фоткались, танцевали, делали тату, катались на великах, изображали персонажей «Звездных войн», стояли в очередях к аттракционам, танцевали, общались, слушали диджеев или просто гуляли возле велодорожек, так что потенциальные сюжеты проступали гроздями. Мухин же, однако, так и не брался за камеру. «Картинки не вижу», всё время повторял он, ведь у него плёнка, поэтому каждый кадр должен быть гарантирован. Важно не только увидеть мизансцену (охранник с пластиковой бутылкой минеральной воды, охраняющий рок-сцену или киоск в котором разукрашивают кроссовки или делают временные рисунки на руках), но и понять, как правильно её снять.

Фотографировать Игорь начал только когда мы обходили импровизированный фестивальный городок на второй раз. В работе он, конечно, напоминает хищника на охоте, перелезающего, перемахивающего через лианы человеческих джунглей в поисках максимально удачного ракурса. Снимает Мухин фронтально, не «от пуза», но, ни от кого не скрываясь, прямо в лицо. С феноменальной какой-то выдержкой, делает один, два, три кадра, из-за чего модели начинают улыбаться и даже позировать. Я ещё обратил внимание, что Игорь не ожидает «решающего мгновения», в котором толпа сгущается или, напротив, распадается на законченные мизансцены, но, по крайней мере сегодня, берёт то, что статично и, хотя бы пару мгновений, совершенно неизменно.

Я говорю ему, что, будь я фотографом, нащёлкал бы пару сотен эффектных типов и отношений, а Игорь, увлечённый охотой, не отвлекаясь, говорит, что каждый кадр нужно придумать так, чтобы он остался. Попытался остаться. Что значит придумать? Ну, как снять, сделать так, чтобы получилось. Сотни кадров в Инстаграме никому не нужны. Они долго не живут. Время пожирает всё. Надежда только на бумагу, то есть, на тщательнейший отбор и выстраивание композиции уже из отдельных снимков, годами, складывающихся в серии. Сегодня в Центре Люмьеров, Игорь говорил, что каждая классическая фотографическая книга (особенно в доцифровую эпоху) – законченное высказывание, закрывающее тему; монумент, в который уже нельзя ничего добавить или что-то из него убрать. Мобилография живёт меньше, чем газета – в основном, лишь в тот самый момент, когда делается очередной кадр.

Когда мы заходим на третий круг, Игорь перестаёт обращать внимание на меня (тем более, что солнце уже ушло и начинает резко темнеть) и точно проходит по точкам, заранее намеченным в прошлые разы. Стреляет он редко, но метко – в основном, выбирает правильные диспозиции. При этом, никуда не торопится, в прогулочном ритме, получая удовольствие и от парка, и от людей вокруг. «Очень странная тусовка, - говорит он, - ничего в ней не понимаю». Может быть, для него сфотографировать и есть разобраться? Смешение стилей и эпох, хипстеров и скреп, здоровья и декаданса, кризиса и пряного летнего вечера, масса раскованной молодёжи и большое количество охранников и охраны (у каждой точки - свои рядовые) делает фестиваль явлением не столько светским, сколько советским. Но в Москве - лето, август, кто не спрятался - я не виноват.

Помимо прочего, в Центре Люмьеров Игорь сегодня презентовал и книгу, посвящённую митингам с 1995 по 2015-ый год, фиксируя сначала демократическую и анархическую вольницу, а после, согласно исторической хронологии, появление на официозных митингах хоругвей и портретов Путина. Последние митинги этого года Игорь снимал уже с экрана телевизора: делать на таких акциях нечего. Да и тема закрыта: книга готова в полусотне экземпляров, ничего добавить или убавить нельзя. То есть, можно, конечно, но Мухин работает иначе. На века.


Locations of visitors to this page


По пути в ЦПКиО, мы зашли на пришвартованный возле ГТГ, корабль «Валерий Брюсов», где на верхней палубе с видом на церетелевского Петра, можно выпить пива. Там устроено что-то вроде импровизированного пляжа с пуфиками и громкой музыкой: хипстерские семьи возлежат практически топлесс, читая айфоны или фотографируя дивные дивы, открывающиеся по обе стороны от корабля – Золотую милю, Музеон, Крымский мост, оконные блики, перспективу Москва-реки.

Неплотной группкой мы стояли у борта, пили пиво и тихо беседовали, когда к нам подошел моднявый мужичок и попросил о помощи – он хочет сделать снимок себя и своей подруги. При том, что у него, кажется, навороченный аппарат, мы обязательно справимся, так как, сказал он, «среди вас наверняка есть фотографы». Точно рояль в кустах, в руке у мужика вдруг возникло специальное фотографическое опахало, отлавливающее и концентрирующее вечерний свет на лицах модели. Он прямо привязался к нам, умоляя Игоря, как самого высокого и видного (выделяющегося), снять их, так как, ну, понятно же, что в кадре должны быть двое. Игорь мужественно отказался, мужичку помогли друзья Мухина, тем более, что там некоторое время кипела полноценная творческая работа - тщательно выстраивалась композиция и действительно отстраивался свет.

Когда мужик сказал, что видит в нас фотографов, мы рассмеялись в первый раз. «Только один из нас, только один», сказал я себе под нос. Когда фотографируемый сказал, что он в нас верит и мы обязательно справимся, мы рассмеялись второй раз, а я вспомнил анекдот о том, как судили гинеколога, который убил цыганку, когда вечером, после тяжелого рабочего дня, выносил мусорное ведро: его жена выносить мусор во двор на улицу отправила.

Мастер за работой и на отдыхе
Tags: Люся, дни, люди, фото
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments