paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Category:

Брать своё и не украдкой. Просо, пыльный гербарий, девушки в цвету, бабулька-корнишон, запахи окраин

Для того, чтобы <попытаться> привести зрение в порядок, нужны систематические упражнения на "мускулатуру хрусталика": следует поочередно концентрировать взгляд на том, что вблизи и том, что вдали. Десять, что ли, минут в день. Именно поэтому на окно комнаты, называемой "залом" лепится красноватый кружок.
Интересно, конечно, отчего для занятий по технике зрения Вася бессознательно выбрал именно западную (то есть, во двор) сторону квартиры, а не восточную, выходящую на дорогу, отделяющую городскую застройку от небольшого одноэтажного посёлка, про который через пару лет мальчик напишет стихи:
Пыль сонных и пустых предместий,
Любой проехавшей машине,
Чья скука - города предвестье,
Слепой кивает куст малины…

Хорошо быть молодым. Хорошо жить на окраине, будто бы вне регулярного расписания (школа не в счёт, так как она - сон, а подлинное существование закипает и выкипает помимо скучных стен среднего образования) и смотреть, как в палисаднике встаёт трава в полный человеческий рост, увенчанный пыльными бутонами отёчной мальвы, издали похожей на странницу в домотканом украинском костюме. Васина мама одно время принялась обихаживать эти беспризорные заросли, разбила клумбы, посадила цветы, непривередливые и ко всему готовые ноготки, годецию, анютины глазки, кустовые ромашки с кудрявыми оторочками, совсем уже беззащитные колокольчики, шершавые люпины, шафран, бархатцы и даже настурции, которые, впрочем, уже точно не выживали.

Между прочим, первой народной песней, услышанной Васей от деда было - "а мы просо сеяли, сеяли…" Очень уж старика увлекала обрядовая часть песни, из-за чего, каждый раз повторялась одна и та же мизансцена. Начинал дедушка спокойно и вдумчиво, сочувственно изображая партию созидателей и землепашцев, но после этого, с не меньшим проникновением, исполнял прямо противоположную партию.

- А мы просо вытопчем, вытопчем, - выкрикивал он, всё более и более подпадая под раздолье демонов-разрушителей, наступая на невидимых противников и стараясь поднять ревматическое колено как можно выше, чтобы если уж вытаптывать просо, то без какого бы то ни было остатка, без единого гвоздя следа, до основанья, чтобы только "а затем" будто бы очнуться от морока и снова встать с другой стороны, начав с очередного нуля…

- А мы просо сеяли, сеяли... - Ну, и вновь переметнуться во враждебную стаю, дабы история продолжала бегать по замкнутому кругу, как это на наших широтах принято. Чем больше мама разводила под окнами сельское хозяйство, тем больше привлекала вниманье соседей. Подслеповатая баба Паша с бельмом на правом глазу, похожая на маринованный корнишон, кажется, просто поселилась на лавочке, несмотря на ненастье.

И хотя ни вреда, ни пользы окружающему миру баба Паша не несла, прослеживалась какая-то неочевидная закономерность между её флагманскими дежурствами у подъезда и степенью затоптанности палисада, разор которого касался только окультуренных растений, но не самодостаточного самосева, брызжущего в разные стороны зелёной кровью. Цветы ещё не выросли (и, может быть, вообще не проклюнутся), а соседи и "родственники кролика" уже спешат насладится растительными ароматами и их эфирными маслами.



Лето без лета

Вот и сейчас Вася видит как школьницы с тщательно убранными причёсками (прирученные чёлки, банты, похожие на антенны или же бутоны всё той же мальвы) строгой форме (белые кружевные передники надеты поверх чёрных платьев с длинными рукавами, повязаны тщательно выглаженные пионерские галстуки), сгрудив ранцы посредине своей живописной кучки, щебечут о чём-то волшебном. И от подъёзда никак не отойдут, точно баба Паша - магнит, и по домам, по квартирам, не разойдутся, точно важно срочно решить самые важные вопросы и дела. Значит, это совсем не осень, но, скорее всего, поздняя весна и каникулы были весенние, самые близкие к лету.

Васе уже выписали первые в его жизни очки под названием "Пети" (кажется венгерские) - узкие, продолговатые, превращающие в Знайку. Вдавленные в переносицу. Их он старается не носить, снимает при первой возможности (глаза напрягаются, устают), в любою свободную минуту Вася идёт к окну, подобно автомашине, меняет ближнее освещение на дальнее.

Форточка закрыта, девичьих голосов не слышно, из-за чего кажется, будто они движутся как в немного замедленной съёмке - изображение слегка подвисает, отставая от интерпретации, и тогда бабы Пашины кулачки движутся синхронно Васиному морганию: точно старушка находится в другой временной плотности, точнее, бесплотности. В беспилотном пустом пузыре, лишённом воздуха, из-за чего движения соседки видны особенно чётко. Даже без очков.

К тому же, девочки, одноклассницы Марина Требенкуль во второго этажа и Лена Пушкарёва с пятого, и более юные Янка с четвёртого и Лена Сорокина со второго, постоянно как бы перетекают друг в друга, соседки по одному подъезду, точно не разговаривают, но ведут хороводы, а бабулька в платке под цвет своего бельма, одной корнишонной рукой опирающаяся на клюку, совершенно одна, ей не в кого перетекать.

Выводок мальвы кивает ветру. Вася молча стоит у окна, колупает пальцем подоконник и отчётливо видит, хотя пока ещё не понимает, что девочки, да - это то, что совсем нестабильно, постоянно колышется и стремится куда-то затечь, ведь даже старуха баба Паша тянет к школьницам сухие ручонки для того, чтобы влиться во что-то ещё, помимо себя, обязательно прислониться к тому, что сильнее и твёрже, устойчивее и спокойней. Так цветы, высаженные мамой и поливаемые, порой, прямо из окна (под ванной стоит для этого маленькая лейка, пока мать не отчаятся в своей культурологической деятельности и не отвезёт поливалку на дачу) льнут друг к дружке, образуя гибкое единство.

Марина, две Лены, Янка с четвёртого - Васины подружки по играм разной степени заинтересованности. Между ними, конечно, незрима стоит стена пола, из-за чего становится ещё более интересно наблюдать за ними и играть, нарушая чужое пространство производственной необходимостью - точно игра позволяет максимально приблизиться к чужой жизни или же приблизить её к самому своему лицу, чтобы с близкого расстояния рассмотреть во всех деталях.

Кое-что Василий, между прочим, уже понимает. Дорос. К примеру, чем человек недоступней (закрытей), тем он - интересней. Хотя бывает и дистанция-обманка: девочка держит себя букой и воображает бог весть какие бездонные тайны, хотя, на самом деле, ничего из себя не представляет. У Васи полно таких мнимых тихонь в классе. Они, как правило, троечницы, поскольку едва ли не основным критерием школьной успешности (и, разумеется, общественного авторитета среди школяров) в безденежном советском пространстве является учёба. Отличницы выглядят краше своих одноклассниц - они и ухожены больше, и как-то странно степенны, точно знания накладывают на них дополнительные обязательства и осанку, а ещё они же могут дать списать, поучаствовав и в твоем социальном становлении самым что ни на есть конкретным способом, поэтому ими можно лишь любоваться. Бесконфликтно внимать.

Кажется, Лена Пушкарёва такая - меньше всех ростом, а учится лучше всех, почерк у неё округл, хвостики на голове торчат в разные стороны, но не озорно, а как-то осмысленно, точно слушают космос и извлекают из него питательные вещества, помогающие при подготовке домашних заданий. Пушкарёва - самая таинственная из всех васиных соседок: у всех девочек, так или иначе, он уже побывал в квартирах. Кого-то звал во двор и был приглашен в коридор, к Требенкуль проникал уже даже на кухню и в их с сестрой будуар, а Пушкарёва, которая ещё и не всегда выйдет, когда её позовёшь, не пустила его дальше щелочки в двери, которую прикрыла за собой её мама, тёть Галя. Вася стоял перед дверью, ждал, пока Лена появится, в щель сквозняком тянули таинственные запахи чужого существования. Пахло большими кастрюлями (даже баками) на кухонных полках, балконом, открытым в придорожную полынь, растущую с восточной стороны дома, но, больше всего, кошками или даже, скорее всего, хомячками, что ещё термоядернее и экстремальней.

Впрочем, может, именно эта резкая вонь (рука не поворачивается написать "запах") и привораживает, как зелье, сваренное из легендарной поебун-травы?


Locations of visitors to this page
Tags: брак, музей
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments