paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Внутри контрабаса. Коммюнике двух дней.

Предрассветная свежесть ещё тянет травяным настроем. Окна открыты. И хотя воздух кажется недвижимым, спящим, запахи, точно лучи интенции, проникают в комнату второго этажа, тополиным пухом проплывая над заборами и деревьями, дворовыми постройками, кустами жасмина, растущего немного в стороне.

В запахе этом нет пока ни прели, ни надсады увядания, ни окаменелости переростка, выцветающего изнутри, так как вся сочность, вся зелень отданы изнурительному летнему бегу дней; трава пока равна самой себе. Пока не пылится, не спотыкается. Неизбалованная дождями, она ещё растёт вверх и вширь, пока ещё набирая скорость. Качает мышцу. Впрочем, совсем скоро день сравняет с землёй эту свежесть, наполнив сады совсем другим содержанием - я всё никак не могу захватить этот, цвета высохшей глины и, может быть, кирпичей, неодушевлённый цвет степи, удушающей наше пространство - территорию посёлка, который заброшен в жару как брошенный всеми ребёнок, бастард и выблядай, предоставленный себе самому, мол, выживет или не выживет.

Цвет моей духоты похож на след от томатного сока в стакане с коктейлем, разделившимся на спектр пластов; один из них, самый невыразительный, но ближе всех стоящий к переходу в бархат алого и немного смахивающий на сукровицу, мог бы изображать это июньское лето, если бы я работал с гуашью.



Белая дверь

Воздействие клубники на желудок схоже с действием мяса: плотная, сочная сытость. Вообще, если помидоры на столе вегетарианца (в уральский зной мяса не хочется совсем, тем более, всё, чем сыт, можно снять с грядки) играют роль свинины, то клубника, скорее всего, это - говядина, вещь-в-себе, со слабо выраженным интровертным запахом.

День делится на два полушария, южное и восточное; впрочем, они ассиметричны и совершенно безжалостны: большой разницы между режимами "в тени" и "без тени" нет. В такие дни ветер похож на вентиляторное поглаживание; на размазывание горячего дыхания по голеням и ключицам. Зной выжигает грудь изнутри как самый злой кайенский перец, выдавливая нутрянку вовне, делая лунки под ногтями особенно алыми. Да, щетина и ногти растут при южной погоде как у вампиров. Спеют как ягоды на огороде. Ускоряют круговорот.

Мозг не варёный (хотя и похож на телячий язык с хреном), но вяленый. В поисках отдохновения, заглянул в гостевой домик, изнутри оббитый деревом. Лежал на прохладных простынях, когда мимо участка проехала цыганская машина с музыкой (тем, что они называют музыкой) на полную мощь. Они (наши соседи через дом), когда заворачивают на улочку (там крутой поворот), всегда делают немного погромче - с тех самых пор, когда Данька был младенчиком и его вывозили в коляске укачивать под седой тополь, единственный, оставшийся от нашей поселковой лесопосадки.

В этот раз цыганята слушали что-то совсем уже на низких частотах, из-за чего слегка вытянутая, упирающаяся в открытое окно комната, зарезонировала, став ещё вытянутей и уже. Оказывается, отец выстроил идеальный музыкальный инструмент. Это уже не Пруст, но Кафка, мгновенное переключение регистра, как в мультике, перескочившем из одной стилистической манеры в другую.

И тут я вдруг почувствовал себя персиком, внезапно закатившимся в деку одинокого струнного животного. Не скрипки, не альта и даже не виолончели (слишком уж крупен наш мальчик), но, может быть, контрабаса, то есть буквально - противохода низкому тону?


Locations of visitors to this page
Tags: АМЗ, лето, пришвин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments