paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Category:

"Конкурс конкурсов". Девять пьес одного кода

По просьбе "Золотой маски" прочитал девять сочинений, вышедших в финал драматургического "Конкурса конкурсов". Все они небольшого формата, но с очень быстрым погружением – почти мгновенно, уже на первых страницах, схватываешь суть и вовлекаешься в развитие предложенных обстоятельств. Переживаешь, тем более, что практически все тексты, вышедшие в финал, диагностируют разные степени бытового и бытийного неблагополучия, показывают симптомы дисгармонии (мировой, социальной, личной), но, к сожалению, не предлагают никакого выхода. Или, хотя бы, сторону света, в которую можно было бы начать движение. В этом, кстати, современная драматургия показалась мне похожей на актуальную, поисковую музыку, с точностью бортового самописца фиксирующей разлад и распад традиционной антропологической модели.

Если все девять пьес предлагают именно такой ракурс замера температуры, то и судить их следует с точки зрения максимального воздействия набора предлагаемых симптомов. Пожалуй, самая правдивая, даже натуралистическая пьеса конкурса – «Магазин» Олжаса Жанайдарова, самая странная (местами жутковатая) –«В начале и конце времен» Арие Павло, самая веселая и остроумная (как по форме, так и по содержанию) – «Лондон» Максима Досько. Да, к "Лондону" можно предъявить массу формальных претензий, однако, это единственный текст конкурса хотя бы немного оптимистический по звучанию.



1.Ирина Васьковская "Девушки в любви"
Девушки Варя и Катя маются на съемной квартиры от желания любви. У одной есть любовник Коля, другая ждем своего замечательного «мужика Митю с Севера». Параллельно даются флэшбеки, из которых становится понятно, что Митя, которым Варя (девушка со справкой и странностями, не лишенными, впрочем, культурных притязаний) хвастается – вареная морковка, ни рыба, ни мясо. Варя сама его себе придумала и облагородила в мечтах. Север, с которого она ожидает своего персонального Годо, скорее всего, тоже вымышлен Митей, явно тяготившимся непонятным романом и свалившим при первой же возможности. После его «отъезда» прошло уже три года, но в жизни Вари ничего не изменилось. Она так же грезит наяву, смотрит в окно, все больше и больше привязываясь к своей сожительнице Кате (с любовником которой тайно зажигает «вакхические ночи»), поскольку совсем без любви на этом свете уж никак нельзя. (33 страницы)

2.Дарья Верясова "Тушь, варенье, птеродактиль"
Старшая сестра приезжает с юга России к младшей в Питер. Точнее, возвращается в родительскую квартиру, где живет младшая с любовником Тимуром (обычный городской паренек без какой бы то ни было национальной идентичности), которого старшая, неудавшаяся пианистка, воспринимает в штыки. Ну, и начинает учить молодежь правильным ценностям (верности и любви), хотя у самой рыльце в пушку: роман на стороне, из-за которого она и оказалась теперь в Питере. Во второй части диспозиция резко меняется: младшая уходит в разгул, Тимур со сломанной ногой (подрался с пианисткой) лежит на диване, старшая сестра кормит его кашей. В финале младшая улетает на Карибы с богатым «папиком» для того, чтобы у старшей сестры и 25-летнего ремонтника компьютеров из Купчино смогло завязаться «светлое чувство». (40 страниц)

3.Ульяна Гицарева "Хач"
Драма перемещенных лиц, гастарбайтеров и эмигрантов, которым «весь дом чужбина и горек хлеб». Катя и ее муж, колумбиец Себастьян маются в ксенофобской России, но, переехав в Австралию, счастья так и не находят, меняя один дискомфорт и зависимости на другие. Параллельно показывается история абхаза Тамаза и таджика Мансура, которые кладут плитку, а затем пытаются перейти границу Абхазии, чтобы понять: бедным людям нигде нет счастья, какими бы благородными не были их души и помыслы. Россыпь разрозненных эпизодов, складывающихся к финалу в подобие пасьянса, комментируется «документальными интервью», показывающих националистов и домоседов людьми, убежденными в собственной правоте, так как правда у каждого своя, а истины (вроде «все люди братья») не существует. (21 страница)

4.Максим Досько "Лондон"
Пьеса (?), замаскированная (?) под очерк о том, как простой белорусский сантехник Гена летал в Лондон на международный конкурс соломоплетения (к которому пристрастился в тюрьме), где маялся в гостинице и тосковал по родине все пять бесконечно долгих дней. Несмотря на то, что Гена выиграл не только в своей номинации, но и взял гран-при. Но всё это оказывается совершенно неважным типичному «маленькому человеку» с заурядной судьбой – автор дотошно описывает рабочие будни сантехника, его проблемы и извивы биографии (женился по залету, развелся, пил, украл по пьяни солярку, освободился досрочно, увлекся плетением фигурок из соломы), подтверждая документальность описания фотографиями и даже песней, которую Гена поёт в финале (аудиофайл прилагается). Остроумный эксперимент с формой в виде сплошного рассказа, игрой с транскрипцией английских и белорусских слов и аккуратными шутками, облегчающими потенциально длинный, монологический текст, воспринимаемый, видимо, в основном, на слух, подобно традиционному как бы стенд-апу, посвященному истинным ценностям и написанному с теплотой к "простому человеку", (13 страниц)

5. Олжас Жанайдаров "Магазин"
Жесткий, жестокий физиологический очерк, состоящий из двух, перебивающих друг друга монологов – набожной садистки Зияш, хозяйки продуктового («шаговой доступности») магазина в Москве и ее работницы Карлыгаш, попавшей в магазин как в рабство. Зияш измывалась над работницами, била, спаивала, отдавала мужчинам, калечила, отбирала детей, которыми торговала, как и «белым порошком». Людьми, впрочем, тоже торговала, не платила денег, сажала работниц на цепь и в чулан и снова била, снова калечила. Если работницы умирали, подкидывала трупы на свалку (милиция – в «доле» и покрывает безобразия), а все для того, чтобы построить мечеть в родном Чимкенте. Жуткий, беспросветный текст с постоянно нарастающим уровнем дискомфорта и «правды жизни» (пьесу сопровождает титр, что она основана на реальных событиях). Ну, и возмездие, конечно, не заставило себя ждать. Только обратка прилетела откуда не ждали. (12 страниц)

6. Галина Журавлева "Неровные кончики"
12-страничный (самая маленькая пьеса конкурса) монолог Светланы о своей жизни – как родилась в районном центре, как поступила в ПТУ, где голодала, прежде чем стать модным парикмахером. Разумеется, вышла замуж, разбогатела. Мечта Светланы – съездить в Питер, который она больше мужчин любит. Однако, сейчас в Питер переезжает не Светлана, но ее подруга-журналистка, мечтающая просвещать гастарбайтеров на стройке об их правах. Автор как бы выстраивает оппозицию между «меркантильной», хотя и не лишённой «духовных запросов» Светланой из неблагополучной семьи и дочкой хороших родителей, показавшей своей подруге, что есть и какая-то другая жизнь, в которой люди, ну, например, пишут верлибры.

7. Марина Зелинская "Божий медведь"
Драма абсурда, действие которой происходит в Красноярске. Метафизическая чернуха с несколькими параллельными линиями, вращающимися вокруг мальчика Дениса, который живет у спивающейся тетки (повесилась), пока к нему не возвращается мама (разбилась в автокатастрофе). Дискомфортное восприятие мира усугубляется тревожными новостями о том, что в городе замечен медведь, задирающий людей (Денис попадает на поминки одной из жертв) и возвращением Дрона, теткиного сына из тюрьмы (сидел за убийство отца). Концов не сыщешь, да и не нужно – главное – тревожная суггестия, вырабатываемая как бы нелогичным разрешением сцен, демонстративно укладываемых в причинно-следственные связи. Зима, очень холодно, неприкаянный Денис все время околачивается на кладбище возле недавно вырытой могилы и мёрзнет, мёрзнет, мёрзнет…
(24 страницы)

8. Арие Павло "В начале и конце времен"
На заброшенном, зараженном радиацией хуторе в зоне отчуждения, недалеко от Чернобыля, остались жить старушка, промышляющая колдовством, ее больная дочь и их умственно отсталый сын и внук. Они живут здесь против всех правил и законов, на мистически активной территории – с русалками и всевозможными потусторонними сущностями, возникающими из-за ужасающего, зашкаливающе бедного «уровня жизни», безнадежности перспектив (бабке за 80, у дочери, видимо, онкология), но, главное, потому что люди с «большой земли» озверели и теперь охотятся на людей – жизнь человеческая ничего не стоит: пьяные браконьеры стреляют в умственно отсталого мальчика, после чего старушка, бывшая партизанка, выходит на тропу войны. Мощный текст, персонажи которого частью говорят на суржике, частью – на русском языке, в молитвах и причетах переходя на украинский. Волшебство, однако не спасает и спасти не может: традиционная жизнь обречена еще сильнее «новых веяний», превращающих людей в зверей. (51 страница)

9. Юлия Тупикина "Учебник дерзости"
Тема: трагичность и бессмысленность жизни. Рема: сорокалетний Гена, которому изменяет жена Лена, пытается «пробиться» к людям, для чего раздевается перед сослуживицами и директрисой детского дома. Всю жизнь Гена жил как в коконе, оберегая себя от чужих невзгод, но после того, как год назад у жены случился выкидыш, у Гены начали проявляться экстрасенсорные способности. Дочь его, Алеся, школьница любит фотографа, который снимает ее голой, потом бросает Алесю, которая хочет сброситься с крыши, а пока носит мужские трусы. Чернуха-light, рядящаяся под драму абсурда.
(31 страница)

Все пьесы можно прочесть и оценить на конкурсной страничке: http://www.goldenmask.ru/spect.php?id=1248


Locations of visitors to this page
Tags: театр
Subscribe

  • Твит дня. Антон Чехов

    Если человек не курит и не пьет, невольно задумываешься, а не сволочь ли он?

  • Твит дня. А. Гельман

    Только пережив ожидание исчезновения, можно по-настоящему ощутить прелесть присутствия в жизни.

  • Твит дня. Владимир

    С годами перестают удивлять подлость, предательство и лицемерие, зато все больше изумляют добродушие, надежность и открытость.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments