paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Родной как иностранный

Мы же привыкли договариваться со своим телом; то есть, говорить с ним, понимать его. Когда-то меня поразила фраза Барта о том, что спинной мозг тоже мыслит, у него тоже есть собственная реальность и, следовательно, язык, не являющийся нашим собственным языком. Идешь по жизни и учишь – то ли себя, то ли какую-то субъективную реальность, сидящую у тебя внутри. Хотя чем дальше в лес, тем сильней разночтения – каждая языковая группа идет в свою собственную сторону, куда-то вбок. Расхождение накапливается вместе с опытом, с изощрением ума, как переднего, так и заднего тоже. Поначалу верхний ум довлеет – в детстве и в юности, когда тело живет в такой же автономности от всего, как и извилины, но позже, в зрелости, которая и есть остановка в развитии, которая и есть превращение человека в тело, становящегося неснимаемым скафандром, подрезающим наши границы. Только когда тела нет (точнее, когда его не чувствуется) человек ощущает себя бесконечным, причем как во времени, так и в пространстве, но стоит слегка заболеть или, недайбог, повредиться, мир начинает сворачиваться и наворачиваться вокруг одного, единственно возможного, центра.
С какого-то времени, несмотря на весь накопленный опыт, тело перестает понимать верхний мозг, уходить в глухую несознанку, делать вид, что нихт ферштейн. Кажется, именно тогда и начинается… старость?
Tags: банальное, бф
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments