paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

На отъезд Аллы

Небо спускается на пару ступеней вниз; трется о ноги, как кошка, вихрится позёмкой, постепенно превращающей мир в монохромный рисунок - слишком долго его, видимо, тёрли стёркой, видимо-невидимо; автомобили включают фары. Если сильный дождь или снег, город должен менять расписание, нас же снова заносит, то есть, сносит куда-то в сторону, в бок, стирая грань между бордюром и дорогой; но нет, город вынужден не замечать никакой погоды, ни медленной, ни быстрой, ни наполненной, ни холостой. Сливочный кусочек солнца продолжает плавать в манной каше, таять недошедшим письмом, которое ждёшь с каждым днём всё меньше и меньше.

Машины толпятся на перекрёстках, огрызаясь горячими фарами, дышат как лошади, загнанные в угол; люди скачут через сугробы как через лужи, горы снега растут и чернеют, несмотря на слои новой марли, накладываемой вместе с анестезией. Я всё никак не могу привыкнуть к чердачинским пробкам, потому что когда уезжал, трафик казался иным, значит, и город тогда был другим, не таким уплотнённым и безучастным. Всё, что здесь появилось за последнюю дюжину лет я вижу точно через туман или, ну, да, через снег, точно это проектный пунктир, так и не ставший реальностью, моим реалом - новые дороги, развязки, нелепые дома, нависающие над ветхим жилфондом, точно строительные краны. Словно кто-то хотел изменить масштабирование кварталов, но не довёл до конца.



Предчувствия предчувствий

Пробки мне говорят о том, что город не догоняет себя и, видимо, никогда уже не догонит. Единственное нововведение, с которым я чувствую солидарность - маршрутки, напоминающие мне жуков, гибрид троллейбуса и автомашины, позволяющий смотреть на магистраль сверху вниз, как в троллейбусе, но, при этом, не в холоде пустого салона, но как бы изнутри обжитой пещеры, берлоги, вертепа. Маршрутки рвутся сквозь холод, разрывая тюль и бинты намозоленными крепкими руками, хороводятся на остановках, отменяют промёрзлые перспективы метро. Создавая новые заторы и пробки.

Фонари включают раньше, пока не стемнело. Без облаков теряется ощущение времени, может быть поэтому я так люблю осадки в виде дождя, мокрого или холодного снега - точно территория ограниченного обзора попадает в зону вненаходимости и там дымится снизу вверх, растягиваясь и расслабляясь. Сезоны дня переходят друг в друга без швов, ты вышиваешь своё бытие поверх этой безбрежной ограниченности - рисуешь узор как на белой холстине (вспомнил: у бабушки в прихожей висело такое, окаймляя зеркало с узором из красных и чёрных нитей).

А если времени нет, то и сам становишься почти что невидим.


Locations of visitors to this page
Tags: Челябинск, зима, медитации, пришвин
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments