paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Categories:

«Не смотри так» (Don’t look now), 1973

Джеф Коттон рекомендует этот фильм как самый удачный из тех, что показывают Венецию. Действительно, снятый в 1973 (в главных ролях Дональд Сазерленд и Джулия Кристи) фильм про странные события, происходящие в странном городе, продирается сквозь патину примерно так же, как и сама Венеция.

Выцветшая плёнка и наивная мистика идеально корреспондируют с разрушающимся городом, находящимся в нелёгком запустении. Персонаж Сазерленда как раз реставрирует церковь Сан Николо деи Мендиколи на Дорсодуро и чуть было не погибает, едва не сорвавшись со строительных лесов под самым куполом, хотя я-то полез за фильмом увидев, кадр на котором Сазерленд идёт мимо недореставрированной Мираколи.

Сейчас она, как и многие венецианские объекты имеет совершенно иной, более праздничный (заретушированный) вид, а в 1973-м она ещё мало кому нужна.
И если внимательно следить за проходами и пробежками героев фильма по узким улочкам, видны натянутые везде электропровода, которых нигде в больших (да и малых, тем более) европейских городах давно нет.

Они закопаны, как и многое другое – затянутые эротические сцены, обильное курение, не говоря уже о костюмах и причёсках, выглядящих смешнючими. Примерно такая же в фильме и мистика.



Бурливый Юго-восток

«Не смотри так» («А теперь не смотри») – между прочим, экранизация новеллы Дафны Дюморье, однако, состоит он из каких-то случайных и непонятно как сцепляемых элементов.

Слепая прорицательница со своей сестрой, похожей на Ангелу Меркель, предсказывает всевозможные опасности английской семейной паре, сбежавшей в Венецию после гибели дочери (она, разумеется, утонула для того, чтобы Сазерленд вытащил из канала голую куклу и чтобы в воде ему постоянно мерещилась бегающая туда-сюда девочка, оказавшаяся, в конечном счёте, карликом-убийцей-маньяком).
Впрочем, весь киношный антураж (за исключением Венеции) пятикопеечен и склеен на уровне областного ТЮЗа. Режиссёр (Николас Роуг) как может вытягивает эту нелепую и совершенно не приспособленную для кино историю как может.

Поэтому любое появление любых второстепенных (и, тем более, третьестепенных) персонажей обставляется какими-то совершенно хаотически набросанными деталями, превращающими выходы статистов в увечные бенефисы.

Вероятно, всё это нужно, с одной стороны, чтобы нарастить хронометраж, с другой, чтобы насытить и нагустить «атмосферку». С-третьей, чтобы у зрителя троились всевозможные интерпретации о причинах происходящего – мистические, рациональные и концептуальные. Чтобы в каждом мелькнувшем лице можно было найти причины и поводы для второго и третьего дна (особенно нагнетается холостая суггестия, почему-то, вокруг епископа, живущего на первом этаже Ка-Реццонико).

Чем дальше в Лагуну, тем фильм становится все сюрреалистичнее и смешнее, Венеция нужна чтобы снять ещё один вариант на тему ускользания чего-то чему и названия нет (это и не мечта, и не избавление от горя, и не эстетское любование гниением и распадом): Венеция обязательно обманывает тех, кто в неё поверил. И это невозможно не заметить ни в одном из «венецианских сценариев», чаще всего оборачивающихся смертью.

Так и у Дюморье с Роуга всё заканчивается эффектными похоронами с участием гондол, останавливающихся перед облезлым на 1973-ий год фасадом Сан-Стае.

Конечно, такая Венеция, с проводами и туманами, более романтична и загадочна, ибо более естественна и аутентична – поэтому фильм хочется воспринимать как документальный, как свидетельство времени (мод, трендов, тенденций, представлений об интересном и ужасном), а не размышление о разной природе мужской и женской интуиции (или её отсутствия) и тех строек, которые были в Венеции в начале 70-х.

В этом смысле самый информативная мизансцена ленты – прощание супругов на Riva Degli Shiavoni: позади конного монумента Виктору-Иммануилу Второму видна реконструкция отеля Danieli (или отеля, который с ним рядом), превращённого в тупую бетонную коробку без стен: начинка городских достопримечательностей (не скажу за все, но большинство наверняка) имеют современную начинку и лишь припорошены живописной ветошью, дождями, сыростью и туманами.

Поразительно, как может меняться город, вслед за нашим пониманием о прекрасном: Венеция в фильме 1973-го года уловимо иная. Википедия говорит об оммаже Манну и Прусту, хотя всё гораздо проще: «Не смотри так» кажется неудачной, тупиковой ветвью в развитии мистических триллеров «на волне успеха «Ребёнка Розмари».

Слишком уж он переусложнен и недотянут, затейлив и незамысловат. Перемудрен и нелеп. Особенно теперь.

Locations of visitors to this page
Tags: Венеция, телевизор
Subscribe

Posts from This Journal “телевизор” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments