paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Песне ты не скажешь до свиданья

Мама сейчас поёт на кухне (переехав в отдельный дом она часто поёт, особенно громко смеётся, много говорит во сне): «…я для вас была лишь тенью, но сейчас я вырвалась из плена…»

Прочь тревоги, прочь сомненья, я теперь стою на этой сцене...По её песням легко можно проследить за её самочувствием и настроением: пение оказывается проводником внутрь сознания, добавочным интенциональным мосточком. Так в ренессансном портрете пейзаж в окне или маргиналии на заднем плане (ну, или же натюрморт на переднем) как бы вводили вглубь человеческой территории – в структуру конкретного личностного ландшафта.

Рема здесь в том, что важна не мелодия, но слова, то есть, нечто почти случайное, случайно цепляющееся своими фразеологическими сращениями за подсознание. Да, а мелодия, как раз, тут вторична, поскольку её «задача» сделать слова как можно более незаметными, проскальзывающими внутрь без малейшей зацепки – как по маслом написанному.



Неброский уют

Кстати, чуть в сторону. Примерно таким же образом воздействует и «осязательная ценность» живописи, сформулированная Беренсоном.
Я к тому, что исполняемые нами песни – это больше, чем проговорки, это прямой путь в пещеру с личностными особенностями. С температурой нынешнего часа.

Думаю, происходит это приблизительно (сильно огрубляя, поскольку у всех машинка работает по разному) так: человек размышляет о чём-то или чем-то озабочен, поэтому крутит и вертит, так или иначе, один и те же речевые формулы, которые или совпадают с тем, что встречается в обиходных песнях, или же выводят на них.

Ну, или же опыт песни, предшествующий мысли и уже существующий в мире слитком готового, отлитого в слова, опыта, подформировывает наше сознание таким образом, что это существование заранее встраивается в наши мыслительные процессы и затем окликает его.

(Эту фразу я намеренно завертел особенно запутанно для того, чтобы придать ей дополнительное ускорение и дополнительную правдоподобность)

Поэтому, хочет или не хочет, но, напевая, человек чаще всего проговаривается. Если, конечно, это не мой мозг устроен как мозг Порфирия Петровича, постоянно нуждающегося в психоложеской поживе.

Но что ещё может прийти в голову, если в день ежегодного отъезда своих детей и внуков, мама хлопоча на кухне щебечет: «А завтра лагерю скажем – прощай, прощай, прощай…» («…гори огонь, поярче, гори – не догорай…»)

И я не могу передать, как и что перехватывает у меня где-то в горле, когда ты, занимаясь домашним, напеваешь под нос: «Миленький ты мой, возьми меня с собой, там в краю далёком буду тебе женой…»

Мне же ведь тоже скоро предстоит уезжать и надолго.

Locations of visitors to this page
Tags: АМЗ, бф
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments