paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Categories:

Смущенье, надсада и горе

Каждый приезд (куда бы то ни было) несёт в себе отъезд, встреча – разлуку. Это изматывает, изнашивает душу, но без этих приездов-отъездов, расставаний и невстреч тоже никак: долгое сидение без поездок на подножном корме одного места изнашивает душу ещё сильнее. Точнее, насилует его всё сильнее и сильнее спелёнывающей логикой конкретной территории.

Трудно вспомнить места, в которые я бы не вкладывался хотя бы для того, чтобы получить обратку свободы через эту новую привязанность. Вот, вместо того, чтобы освобождаться от накопившегося за жизнь груза, постоянно наваливаешь на себя дополнительный.

Вновь попав в район своих школьных лет, я поймал себя ещё на одном важном свойстве восприятия: так как прожито здесь много лет, вокруг потенциально много знакомых лиц, которые бессознательно ищешь. Выкликаешь, когда идёшь по улице и смотришь по сторонам.

Интуиция не обманывает, и, действительно, подходя к школе № 89 или же, зайдя во двор, видишь людей, чьи глаза мгновенно откликаются воспоминаниями.

Так было и в этот раз, однако, я о другом. Разумеется, встречаешь ты не того, кого «ждал», так как вообще-то никого конкретно не ждёшь. Просто лица эти из другой возрастной категории.

Это всё больше, дети и подростки – то есть, персонажи из того возраста, когда ты сам тут был таким. Все они - не то чем ты сейчас являешься, поэтому если вдруг даже увидишь «одноклассника», он будет уже не ребенок, а что-то расплывшееся, вроде тебя самого. С лицом, в котором знакомое блуждает среди благоприобретённого.
Прогуливаясь по "местам боевой славы", несешь с собой и внутри себя время, в котором ты застрял, пока обитал здесь. Точно оно остановилось, однажды, причем, не только тут, но и в тебе тоже.
Точно ты - всё ещё школьник... вот и глазами ищешь, бессознательно, таких же..., как "ты сам".



На дороге воспоминаний

Я это понял когда мы гуляли с Петровной по Второму микрорайону (по "коробке") и все с ней здоровались. И были всё это совсем молодые люди.

А сегодня мне приснился сон, который вывел это новое знание наружу и, тем самым, закрепил его.

Мне снилось, что я веду расследование исчезновения Лены Пушкаревой, которая училась с Мариной в одном классе, а жила у нас в подъезде в квартире, плотно заставленной родительскими книгами (мама, тётя Галя работала библиотекарем, папа, дядя Петя интересовался фантастикой, но, при этом, не читал её!). Из отличницы, идущей на золотую медаль, за несколько лет Лена, по рассказам Марины (долгое время они были ближайшими подругами), превратилась в бомжиху и со временем действительно куда-то исчезла. Видимо, с концами. Видимо, из-за своей квартиры (другой, не этой), где давным-давно живут посторонние люди.

И я веду расследование и разговариваю с новыми жильцами «нашего» пятого этажа, с девушкой, которая теперь там живёт и которая ничего о Пушкарёвых, разумеется не слышала. Сначала умер дядя Петя, потом тётя Галя, теперь вот и Лены след простыл. А надо сказать, что Пушкарёвы жили на пятом, а мы – на высоком (как если он второй) первом этаже с точно таким же расположением окон, просто с разницей в четыре этажа (под Пушкаревыми жила Янка, под Янкой – Орловы, под Орловыми – Сорокины), то есть, по сути, нынешний сон – модификация постоянного мотива в котором я прихожу в свою старую квартиру к новым её обитателям, а в ней, понятное дело, живут другие люди и у них иная обстановка, а я ищу какие-то детали, все ещё оставшиеся от нашего быта.

Но самое важное не это, а то, что пока я разговаривал с новой жиличкой из квартиры Пушкаревой (весьма подробно рассказывая где какие у них стояли книги и где жил вонючий хомячок) в дверь вошла сначала наша нынешняя кошка (привет из настоящего настоящего – между прочим, первый раз когда наша нынешняя Люся-Броня мне приснилась), а за ней вбежала моя сестра Лена и её подруга Яна (та, что с четвёртого этажа).

Они искали меня или просто догоняли кошку, в общем игрались, как это и положено маленьким девочкам, ходившим в один садик, которыми они, ныне взрослые дамы с детьми, были в те времена, когда мы тут жили (лет семь –десять). Что означает что мне, ведущему во сне расследование из нынешних времён (Люся-Броня тому порукой) – не больше 17-ти – 19-ти.

Только непонятно, этот сон итожит тему или продлевает её? Скорее всего, длит, поскольку некоторые гешальты (из которых ты состоишь, как из костей) окончательно закрыть невозможно.

Locations of visitors to this page
Tags: Челябинск, прошлое, сны
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments