paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Datcha


Возраст на даче плывёт – особенно если не знать встреченного или увиденного на близком участке человека (спустя восемь лет все соседи поменялись): вне привычных примет городской статусности, почти раздетые, когда жарко, люди здесь являют себя в минимуме семиотического обаяния.

Поневоле, поэтому, кидаешься к любым социальным знакам, вполне, впрочем, обманчивым – какое радио на чужом участке играет, какие парники у соседки, груши-яблоки. Да, машины, опять же – их, как тапочки, оставляют в прихожей длинного, как кишка, коридора общей улицы.

В разговор не вступаешь, но избежать его невозможно: слышимость в загородных хрусталях немилосердная (потому-то про радио написал в первую очередь, Шёнбергом их душить, что ли, поющим из-за забора голосом Стаса Михайлова, или душить Курляндским?) – и про всех как-то всё сразу становится понятно, точно интуицию твою обостряет время, потраченное на обустройство своей территории, все эти человекочасы и вечностимиги, коими полита каждая заросшая ныне ветвь.

Сразу целиком себя являют, в промельке оставленных дел, на случайных территориях-сцепках: окончательно или неокончательно пожилой человек, ребёнок или садовод-любитель-без-возраста внутри ситуации когда возраст и так плывёт.

Причём и у тебя тоже, так как нахлынули воспоминания, окружили щербатые и драные вещи с роскошным провенансом, тянущим на отдельную новеллу, вставную как дедушкина челюсть.



Сад "Чайка"

Дача оттого и грустна, напоминая склеп нереализованных возможностей, что эта жизнь, с ней связанная, так и осталась непрожитой.

Это эмблема (аллегория) впустую прожитой здесь (на самом деле, не прожитой, преждевременно сжатой) жизни и тщеты всех усилий, которые, конечно, оборачиваются теплушкой опыта, но который, при этом, больше не нужен. Никем и ничем не востребован, как попусту, от одного только избытка времени и сил, усилия, потраченные на отапливание улицы, точнее, крохотного этого участка, ныне заросшего травой, обратной человеку.

Нет ничего печальнее невостребованных, заблудившихся вещей, медленно зарастающих (уже не очистить и не отдраить) бытием собственного небытия.

То, что впитывало максимальное количество страсти и усилий, растянутых на годы и подменявших собой дальние страны и необитаемые острова, то, на чём мы были повседневно сосредоточены из лучших побуждений, теперь никому не всучишь – как эту старую дачу, выставленную на продажу восемь лет назад.

И даже если ты, наконец, умудришься продать её, что тоже маловероятно, стихийный потлач наш (родительский, правда, в основном) превысит все допустимые масштабы.

Locations of visitors to this page


Сад "Чайка"

Сад "Чайка"

Сад "Чайка"

Сад "Чайка"

Сад "Чайка"

Сад "Чайка"

Сад "Чайка"

Сад "Чайка"

Сад "Чайка"

Сад "Чайка"

Сад "Чайка"

Сад "Чайка"

Сад "Чайка"

Сад "Чайка"

Сад "Чайка"

Сад "Чайка"

Сад "Чайка"

Сад "Чайка"

Сад "Чайка"

Сад "Чайка"

Сад "Чайка"

Сад "Чайка"

Сад "Чайка"

Сад "Чайка"

Сад "Чайка"

Сад "Чайка"

Сад "Чайка"

Сад "Чайка"

Сад "Чайка"

Сад "Чайка"

Сад "Чайка"

Сад "Чайка"

Сад "Чайка"
Tags: АМЗ, лето, одиночество, прошлое
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments