paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Categories:

Шаг в сторону Учелло

Любовь взаправду и взахлёб. Постоянно, о чём бы не думал, дёргающая за рукав. Или же за штанину, как какое-нибудь домашнее животное. Может быть, уже упомянутый попугай? Кошка? Кот?

Венеция, безусловно, кошачий город, хотя на первый план и внутрь фотографий лезут, в основном, собаки. Псы-туристы, поводыри и прочие гости столицы.

Упоминая о животных, почему-то вспоминаешь Учелло, обвинённого Вазари чуть ли не в зоофилии. Закамуфлировано, разумеется, но очень уж как-то навязчиво; настырно.

Вообще, Вазари мало кого любил и даже о гениях писал с завистью, замаскированной под объективность, что уж говорить об "обыкновенных" художниках, типа Учелло. У каждого из них Вазари обязательно находил какую-нибудь "слабость".

Впрочем, самый забавный случай, описанный у Вазари в главе, посвящённой биографии Учелло, связан с безоценочным сыром. Точнее, с тем, что работая в монастыре Сан-Миньято под Флоренцией, художник ел только сыр, которым его кормил местный аббат. И так Учелло этот сыр надоел, что, будучи человеком скромным, скрываться от работодателя, пока не пройдет отвращение к сугубо молочному рациону.

Из-за этого Учелло начал бегать от хозяев, а когда те посылали к нему домой гонцов, прятался от них. Или вовсе убегал. Один любопытный монах, из гонцов, однажды подкараулил Учелло и спросил почему он бегает от них без оглядки.
Учелло ответил, что больше не может есть сыр, которым начинены пироги и супы этого ордена.

- Ибо я боюсь, что превращусь в сыр и меня пустят в оборот вместо замазки, так как у этом случае меня будут звать уже не Паоло, но Сыр Сырничем.




Вокруг да около. Первые дни

Между тем, Учелло, насильно посаженный на сырно-творожную диету, писал вполне венецианскую, по колориту и общему духу картину, чьё описание сохранилось лишь у Вазари:

"Он написал так же во дворе Сан-Миньято под Флоренцией зелёной землёй и отчасти красками жития святых отцов, где он не очень следил за единством колорита, которое необходимо соблюдать в одноцветных историях, так как он фоны написал голубым, города красным цветом, а здания по-разному, как бог на душу положит, и в этом сплоховал, ибо предметы, изображаемые каменными, не могут и не должны быть разноцветными…"

Я очень люблю его "Битву при Сан-Романо: "Бернардино делла Чарда падает с лошади" из флорентийской Галереи Уффици. Очень странно, что Учелло не попало от Вазари за цвета лошадей, которых он изобразил здесь не только белыми и жёлтыми, но так же оранжевыми, красными и синими (одна упавшая лошадь - бледно-голубой масти, другая, совсем уже не дышащая - тёмно-синей).

Эта картина напоминает мне об одном из Беллини (Джентиле) и об Карпаччо, зачастую раскладываюеим своих персонажей и предметный антураж точно на витрине или ярко освещённой сцене. Когда каждый из объектов как бы сам по себе, но и, одновременно, притягивается, подобно планетам в открытом космосе, своими соседями.


Locations of visitors to this page




Впрочем, венецианских художников Вазари не любил и критиковал ещё сильнее, нежели флорентийцев: очерк об Тициане появился только во втором издании его "Жизнеописаний наиболее знаменитых живописцев", а Тинторетто, величайший венецианец всех времён и народов (даже Бернард Беренсон считал, что Тинторетто превосходит Тициана "глубиной, тонкостью и даже блеском") так и не заслужил у него отдельной главки.
Tags: мв
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments