paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Category:

Цена и качество жизни. Просто зафиксировать мыслительную цепочку

Олимпиада не могла проиграть: слишком много сил и средств в неё было вложено. Когда зрители, даже искушенные, удивлялись великолепию и эффектности церемоний открытия и закрытия, никто не задумывался какой ценой они были созданы.

Мысль о деньгах не может исчезнуть, когда виден размах, но особенно очевидной она становится после того, как публикуют списочный состав авторов этих самых церемоний – лучших в мире и максимально опытных мировых агентств, занимавшихся самыми яркими церемониями в мире, а так же фамилии постановщиков самых роскошных бродвейских мюзиклов. Плюс "цирк дю Солей".

Профессионалы на то и профессионалы, чтобы, обладая практически неограниченным бюджетом (то, что бюджет неограниченный, никто же не спорит, да?), выдать то, что от них ждут.

Профессионалы высочайшего качества не умеют лажать. Разумеется, они выдадут продукт «по полной программе», ключевым тут оказывается вопрос цены: гонораров и «накладных расходов», которые вкладываются в «победу».

Я ещё помню, как советское искусствознание клеймило «аристократии, истощавшую казну» на строительство дворцов и «загородные увеселения».

С тех пор многое поменялось: при фараонах, строивших пирамиды, или феодалах, роскошествующих в Версале, мухи были отдельно, а котлеты отдельно: черни, как не кинь, ничего не принадлежало, поэтому аристократия истощала свои собственные запасы, конечно, возобновляемые все новыми и новыми поборами, но, тем не менее, государственные деньги там всегда были отчуждены от "основного" населения.

Другое дело когда мы все являемся налогоплательщиками и эффектные кунштюки оплачиваются из нашего кармана. Причём буквально: оказывается, что в стране параллельно расходуется сразу несколько бюджетов –« официальный», «оффшорный» и «олимпийский».

Под последним я имею ввиду, в первую очередь, «загородные увеселения», в которых налогоплательщики участвуют лишь опосредовано, наблюдая со стороны (то есть, по телевизору), из-за верхушек деревьев, отдалённые праздничные фейерверки.



Наступление лета. Июль, но не жара
«Наступление лета. Июль, но не жара» на Яндекс.Фотках

Олимпиада, сама по себе, дело, может быть, и хорошее, душеподъёмное (хотя мы должны быть действительно благодарны Евгению Плющенко, который едва ли не в одиночку показал, что «спорт высоких достижений» связан больше с шоу и просто бизнесом, чем с честной состязательностью), однако, только тогда, когда она уместна.

Например, если экономика на подъёме и растёт, а излишек средств можно потратить на дополнительные рабочие места и пиар страны. Когда экономические показатели, мягко говоря, не блестящи, а перспективы пугающи, Олимпиада не может радовать, как даже самого жизнерадостного человека не радуют внеочередное бремя и дополнительный бессмысленный расход.

Боливар не выдержит двоих и курортно-туристические преференции, может быть, и вполне заслуженные Сочи, утекут теперь в недавно присоединённый Крым, видимое процветание которого теперь гораздо важнее.

Если сочинская Олимпиада была нужна России как международный пиар и смотр достижений народного хозяйства, то теперь, в условиях ситуации, цинично называемой «украинским кризисом», все её возможные результаты похерены на корню.

Все это прекрасно понимают и ничего уже от края, исковерканного ударными стройками, не ждут. Забыли.

Рекордов не будет: повестка дня полностью сменилась. И, кстати, это совершенно отдельная тема медийности нынешней политики, когда «реальность» выстраивается вслед за «топовыми темами», имеющими длительный потенциал развёртывания: сначала мы строим олимпийскую деревню, переживаем за подготовку, болеем за наших спортсменов. Между тем, как пишут в фильмах, «шли годы».

Годы идут, а Олимпиада уже закончилась. Дело даже не в том, что информационную повестку дня нужно всё время обновлять (хотя и в этом, разумеется, тоже), но в том, что, во-первых, нужно же как-то использовать тщательно нагнетаемый «патриотический подъём», а, во-вторых, важно находить «новые рынки сбыта».

Ещё Ленин нас, дураков, учил, что империализм, как высшая стадия капитализма, возникает из-за необходимости передела сложившихся рынков сбыта и германская военщина развязала в 1914-м (!)Первую мировую только потому, что немецкой экономике требовалось экономически окучивать новые территории.

Новые рынки нужны при капитализме, который, как известно, есть «деловой парниша». В условиях «серой зоны» «социально ориентированного государства», которое не производит ничего, кроме природного сырья, нужны новые территории для бизнесменов, приближенных к трону. Нужны новые поводы для распиливания бюджета, точнее, для сохранения его третьей, «олимпийской» линии.

Так, в очередной раз и выходит сказка про вершки и корешки: расходы за присоединение Крыма, дополнительным обременением, делятся среди налогоплательщиков (и это отдельная от последствий экономических санкций песня, тоже, впрочем, плюсуемая к санкциям, гулять, так гулять), а все возможные выгоды приобретают те, кто и так, мягко говоря, не бедствует.

Возможно, сам по себе, Крым и не плох, там жили Волошин и Чехов, однако, если мы говорим об экономической целесообразности, то понятно, что всё, как на Олимпиаде, упирается в «вопрос цены».

Но если бы только это! Не хлебом единым жив человек, не только экономическими мотивировками, вот в чём дело.

Для меня «присоединение Крыма» - это разговор совсем не о Крыме, это псевдоним другой серьёзной проблемы – эскалации беззакония, которое, к сожалению, имеет не только внешний вектор.

Точнее так: со временем многолетнее внутреннее беззаконие (лёгкость с какой попираются основные права людей в нашей стране) становится для начальников такой естественной средой обитания, что они начинают не видеть ничего особенного в нарушении международных договорённостей.

Даже я, не политолог и не экономист, но человек с сугубо гуманитарным складом ума, интересующийся, в основном, искусством, вижу и понимаю, что изменение сложившейся в мире геополитической системы имеет чреду чудовищных последствий прежде всего для нас самих.

Люди интересующиеся искусством прекрасно знают, что рестутиционный бумеранг, запущенный конкретными директорами российских музеев, к нам же и вернулся – арестами картин, вывезенных на западные выставки и судами с наследниками русских коллекционеров, резко возросшими рисками с нашим участием в интернациональном музейном деле.

Нашим музеям удалось отстоять свои собрания и вернуть гастролировавшие картины только потому, что нормы международного права, однажды сложившись, более уже не пересматриваются. Или пересматриваются «всем миром», с участием максимального числа заинтересованных сторон. Так современный мир устроен.

Очень несправедливо, что лорд Элджин хищнически вывез в Лондон фризы и скульптуры Парфенона, однако, «умерла, так умерла»: то, что однажды было сделано не может подвергаться ревизии, так как реституционные процессы схожи с тем самым ящиком Пандоры, открыв который…

В общем понятно. То, что мы сегодня видим на Украине, как раз и есть следствие пересмотра одной единственной «несправедливости», которая, как теперь говорят, долгие годы жгла и мучила, изводила российских патриотов.

Военный девиз «мы за ценой не постоим» вряд ли применим к реалиям мирного и, главное, цивилизованного, надеюсь, времени, как бы мы не относились к «возвращению исконных территорий».

Гораздо существеннее то, что отдельный российский обыватель (или даже все мы, налогоплательщики и избиратели, богоизбранный электорат) не сравнимы по своим силам и авторитетам ни с бюрократией Евросоюза, ни, тем более, с мощностями Госдепа.

Это с ними говорят на языке дипломатических заявлений, продолжая, впрочем, творить своеволие, и можно только догадываться какие «ответные меры» припасены у начальства для нас, как бы уже заранее посчитанных, точнее, совершенно не учитываемых.

Когда начальник играет в шахматы с Америкой и на кону "страны и континенты", кто вообще способен услышать голос, что тоньше писка, какое бы количество миллионов голов его не издавало? Да, за десять шагов не слышны. Этим и умойтесь. Нужно только на мгновение представить логику людей, ворочающих геополитическими глыбами. На одну-единственную секундочку.

Щепкам да трамвайным вишенкам остаётся уповать лишь на то, что начальство умеет действовать лишь в режиме временных компаний, мобилизуя все свои силы и всю свою «оперативную память» на решение только одного вопроса.

Власть устроена таким образом, что способна только «одну мысль думать», поэтому пока она разбирается с соседним суверенным государством, другие яростные компании, ещё совсем недавно кипевшие в информационном поле (ювенальная проблематика, геи и педофилы, эскалация православного фундаментализма и прочих духовно ориентированных скреп) будут спущены на тормоза.

Разумеется, вопросы «оперативного управления» никто не отменял и тактически важные элементы сопротивления (интернет) будут давиться и дальше, однако, повторюсь, боливар двоих не выносит, поэтому внутренние эмигранты, вроде меня, чувствуют нечто вроде передышки.

Как мы ей воспользуемся – это вопрос уже наших личных возможностей и желаний. Важно помнить, что именно человек – мера всех вещей, а не государство или, тем более, идеологические конструкции, какими бы заманчивыми они нам не казались.

Между прочим, человеческая жизнь важнее всего не только в условиях боевых действий и военных конфликтов, но и в любой, даже самой мирной, нейтральной, ситуации.

Это значит, что вопросы выживания важнее вопросов борьбы. Сохраняя себя, мы сохраняем мир, которого вне нас и нашего существования, не будет.

Жизнь коротка и она даётся нам для того, чтобы мы её прожили в соответствии с нашими планами и устремлениями.

Очень важно уметь не навязывать себе чужую повестку дня, тем более, если она давит на наши чувства долга, вины, порядочности и ответственности. Это, собственно, и есть гуманизм per se, тот самый старый, традиционный, классический гуманизм, который, почему-то перестал быть «модным».

В дневниках Льва Толстого есть замечательный фрагмент о том, как писатель разговаривает с офицером, готовым умереть за боевое знамя, поскольку оно символизирует для него нечто сакральное.
Но ведь это же всего-навсего кусок тряпки, - говорит Лев Николаевич, имея ввиду, что человек гораздо выше и важнее любых символов.

Нет, всё-таки, занятия искусством не проходят даром, какими бы ботанскими и отвлечёнными от реалий сегодняшнего дня они не казались. Общение с лучшими мастерами (читай, умами) в истории цивилизации позволяют не поддаваться трескотне манипуляторов и проплаченных трещёток.

Выбирая самое глубокое и интересное в мире искусства, ты уже не можешь всерьез относиться к наскоро слепленной пропаганде, несущейся из матюкальников. Кроме того, ты начинаешь видеть подспудные причинно-следственные механизмы, многократно обкатанные в прошлом. Ну, да, ничто не ново под Луной. Это и плохо, но это-то и хорошо.

Искусство, утешая нас в конкретные моменты, не способно сделать нас окончательно счастливыми, зато оно даёт нам в руки инструменты анализа.

И тогда ты видишь, что постмодерн в нашей стране начинается ровно в тот момент, когда в культурной критике отшумели все дискуссии о постмодернизме (к сожалению, как показывает практика, не усвоенные).
Людей, всерьёз удивляющихся сейчас «безумию Ольшанского», хочется отослать к своему тексту 2002-го года под названием «Червь», этими спорами порождённому. Ольшанский в нём не упоминается, но тогда я ведь имел ввиду конкретно его и ему подобных.

Мне тут важно не свою проницательность похвалить, но сказать, что важнейший признак постмодерна – разрыв между означаемым и означающим. Перекладывая на реалии сегодняшнего дня, это значит, что говоря «Олимпиада» или «Крым» следует понимать, что понятия эти означают не спортивные состязания или кусок присоединённой земли, но подспудные вопросы цены и правопорядка.

В этих, порой наивных и отвлечённых спорах, мы постоянно цитировали фразу из «Твин Пикса» о том, что совы – не то, чем они кажутся. Мы-то спорили об искусстве (в основном, литературе), забывая о том, что культура, как это сформулировал Ю.М..Лотман, есть «обмен информацией».

И, поэтому, поразив литературу, постмодерн неостановимо пошёл дальше – в политическую и общественную жизнь.
Теперь он раскрыл свои совиные крыла над всем, что есть. Над всеми нами.

Возвращаясь к Олимпиаде, в ситуации с которой хотя бы стоял вопрос соотношения цены и качества. Невыйгрышный и очевидный в колоссальный минус, тем не менее, он там ещё хоть как-то присутствовал.

Один ангажированный интеллектуал с репутацией хорошего парня, сравнил Олимпиаду с днём рождения, когда «ничего не жалко» и радушные хозяева «мечут на стол» всё, что оказалось в холодильнике. Какими бы не были дыры в их семейном бюджете.

(На самом деле, он сравнил Олимпиаду с днём рождения Ксении Собчак, что ещё круче и смешнее, да только если сейчас раскручивать эту метафору с привлечением крёстницы, выйдет уже какая-то совершеннейшая путаница.)

Остановлюсь на обычном дне рождения, ради проведения которого нас, между прочим, заставляют продать мебель и постельное бельё, а спать на полу, укрывшись бушлатом.

Конечно, скорее всего, «хороший парень», зашиваясь на олимпийских объектах, ляпнул про день рождения не подумавши – когда между ним и его читателем стоит стена, а социальные лифты не работают, можно лепить что угодно. Любого горбатого.

Умные люди считают, что для самосохранения (которое есть важнейшая цель любого живого существа) можно идти на контакт с начальством, но только в том случае, если ты честно выполняешь свою работу. Когда Василий Уткин говорит про "день рождения Ксении Собчак" - это другой случай, когда контактируя с начальством, ты делаешь свою работу плохо.

Но что тут важно: когда тебе «лепят горбатого», решая, что ты съешь всё, что угодно и не подавишься, ты понимаешь, что тебя держат за дурака. За быдло. Пипл хавает.

Но сам для себя ты же не можешь решить, что ты быдло и пипл, тем более, если слышишь слова «хорошего парня», оторвавшись, ну, например, от дневников Льва Николаевича Толстого, прости Господи, ему его окончательно выродившихся потомков.

Для того, чтобы не чувствовать себя быдлом, ты начинаешь думать. Анализировать, понимая, со временем, как это бывает полезно.

Причём, чем примитивнее, извините, прямолинейнее оказывается пропаганда, тем легче она подвергается анализу, внятная для разбора даже трехлетнему юнцу, только-только получившему российское гражданство. Она же просто вопиёт быть проанализированной и опровергнутой.

Считая себя здравомыслящим, ты уже не способен принимать абсурд того, что творится вокруг тебя. Кажется, у нормальных людей это называется самосознанием, которое на мой дилетантский взгляд, является главным игроком политики будущего ( о чём нужно написать отдельно, ебж).

В основном, конечно, вполне отдалённого, но я очень надеюсь, что и самого что ни на есть ближайшего.


Locations of visitors to this page
Tags: брак, важное, телевизор
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments