paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Category:

Лакейское манихейство

Некоторое время назад мне стала интересна диалектика, в головах нынешних буржуа, впрочем, схожая с шизофренией. Нам же всё время говорят, что Россия никогда не жила так сытно и так состоятельно. Значит, в стране становится всё больше буржуа, главный смысл которых – в «погоне за чувственными наслаждениями» и сохранении своего статуса. Буржуа консервативен и больше всего ненавидит революционеров. Именно поэтому, разбогатев, «олигархи» начинают вести буржуазный образ жизни с уклоном в аристократию и даже дворянство. Вчерашние «кухаркины дети», родом из советского застоя, покупают себе яхты и «фамильное серебро».

Кстати, эта диалектика, пока не очень осознанно, начинает ворочаться в нынешней телепродукции, весьма странно сочетающей любовь к родному пепелищу преувеличено уважительное отношение к спецслужбам (в диапазоне от царской охранки до КГБ и ФБР) с едва ли не эротическим томлением по «белой гвардии» (офицерскому кодексу чести, чистоте быта и опрятности, благородству помыслов).
Собственно, об этой самой раздвоенности я и понял по нынешним телепрограммам, злоупотребляющим церковными песнопениями не только на канале «Культура». Увидел, что механизм бессознательной обкатки запущен и, поэтому, глухо ворочается как бельё в стиральной машине.



Изменившиеся обстоятельства
«Изменившиеся обстоятельства» на Яндекс.Фотках

Телевизионщики («...какой-нибудь изобразитель, чесатель колхозного льна...») пока ещё сами не понимают, что их волнует и тревожит непереваренная со времён перестройки информация, позволяющая сосуществовать разным временам в одном пространстве. Но я вижу, как, шаг за шагом, они приближаются к выработке какого-то очередного стереотипа, который медленно эволюционирует внутри новостной мешанины, пока не выкристаллизуется в очередное безусловное знание. Мне интересно отмечать как плавно подкручивается ручка приязни к «дореволюционным ценностям» (для чего православие и выкликается чаще, чем нужно), как бы отнимая тепло души от большой и чистой любви к большевикам, этот мир когда-то разрушившим.

Сталина ещё пока не трогают, так как он фигура политическая и, оттого, всё ещё непредсказуемая, а вот Ленина и его соратников по перевороту, чихвостят почём зря, без какого бы то было зазрения совести (читай, «нравственного самоконтроля», позволяя собственному сознанию дрейфовать по руслу своей синдроматики, как бы отменяя ограничения, накладываемые рефлексией). Я-то в СССР пожил предостаточно и ещё помню всю эту «богоматерь умиления» из житий «революционных святых», тональности официальных апокрифов и интеллигентских евангелий.

У меня ещё стоят на полке книжки из серии «Пламенные революционеры» (Москва, Политиздат), писать для которой считалось незазорным для самых отъявленных диссидентов, типа Василия Аксёнова, Булата Окуджавы, Юрия Трифонова или Владимира Войновича. Все они внесли свой вклад в облагораживание облика отважного погромщика, предавая коммунистической нелюди именно что человеческие черты. Ведь серия «Пламенные революционеры», кажется, как раз и существовала для «сложных случаев» встречи государства и «творческой интеллигенции», позволяя зарабатывать на материале, беспроигрышном в идеологическом плане, людям, которые во всём остальном советскую власть презирали. Но для этой серии они шли на уступки. Тем более, что от них требовалось только одно – показать «сложность и неоднозначность» бойцов за коммунистическое будущее человечества.

Впрочем, мне сейчас интересно думать не об этом (кто из нас не без греха), но о том, как острые приступы всё более непреходящей симпатии все чаще и чаще настигают в пути как ночь как раз противников советского строя – Деникина-Врангеля, попов в рясах, пассажиров «философского парохода», кулачество да старообрядчество (за несгибаемую верность идеалам) и даже золотушных нэпманов, да, вообще-то, кого угодно, лишь бы не большевиков. Сама логика нынешней зажиточной жизни отворачивает людей от воспевания и даже приятия логики того, что в статье «Памяти Герцена» Ленин обозначил «национально-освободительным движением» (отъём и перераспределение во славу "справедливости").

Про то, что «новая любовь» насаждается тоталитарными, вполне большевистскими методами, я особенно расписывать не стану, всё и без меня очевидно. Но укажу только на самоубийственность такой логики, почти буквально подрубающей основы самосознания людей, отвергающих теперь «страну» происхождения. Дело не в том, что все мы «родом из детства». И даже не в том, что в царской России нынешних буржуа не пускали бы дальше конюшни, но в том, что без советского периода истории, от которого (за исключением отдельных победных моментов, типа ВОВ и Гагарина) теперь так заполошно отрекаются, не было бы перестройки и перехода к частной собственности, позволившей позавчерашним ИТР-ам и вчерашним комсомольцам-кооператорам обзавестись «частным капиталом». Который теперь так активно протягивает маниловский мост мечты о чистоте собственного происхождения поверх 70-летнего кровавого месива к фантазмам не менее чистым и пряничным.


Locations of visitors to this page


Tags: банальное, брак, телевизор
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments